• Articles

    Our articles

    • GDV
      Это государство еще смешнее Кении, о которой речь шла в первой части. Люди тут живут беднее (хотя, казалось бы, беднее некуда), однако цены для туристов выше. У Танзании есть формальная столица (которую не считают столицей местные жители) и фактическая, хоть и не официальная.
         В Танзании, которая до 1964 года (до слияния с Занзибаром) называлась Танганьики, иная валюта, нежели в Кении, но в остальном всё такое же. Несмотря на наличие границы (вполне реальной, не для галочки - с КПП и т.д.) и несколько иной ландшафт, люди там те же, язык тот же, менталитет такой же. Точно так же вдоль дорог сидят местные чернокожие жители в ожидании, пока пройдет день. Точно также процветает торговля всем, чем только можно, и точно также отсутствует промышленность и сельское хозяйство. Точно также попрошайничают дети, а взрослые норовят вас обмануть – впрочем, совершенно беззлобно и наивно.  Получится слупить с вас втридорога – хорошо. Нет – тоже нормально.






         Если вечером не полениться и найти удачное место на возвышении, а утром еще более не полениться, встать до рассвета и успеть выехать за пределы лоунджа, чтобы отыскать точку и приготовиться, то можно наблюдать и зафиксировать рассветы и закаты различного образца и калибра. Эти фотографии сделаны в национальном парке Серенгети.


         В этой стране мы посетили последний в нашей сафарийной программе и наиболее внешне впечатляющий нацпарк – Нгоронгоро. Это огромный кратер диаметром 18-20 км, образовавшийся после взрыва и разрушения древнего вулкана примерно 2,5 миллиона лет назад. В кратере максимальная плотность животных, какую только можно себе вообразить в естественных условиях – им оттуда деться куда-либо проблематично.


      На боку у носорога шрам от дружеской встречи с коллегой-сородичем. 

         Мы стали свидетелями нескольких редких в животном мире явлений, в том числе наблюдали, как несколько гиен выжидали, когда у антилопы-гну родится маленький гнушёнок. Антилопа по какой-то причине отбилась от стада, чем гиены и воспользовались. Новорожденного схватили (практически вытащив из матери), утащили и сожрали. Мир жесток. Гиена, которая тащит жертву, сама беременна.

         Львиный секс, если вдруг кто-то питал иллюзии - тоскливейшее зрелище. Обе стороны не проявляют к происходящему никакого интереса. Все очень долго, вяло и скучно. Львица вообще временами засыпала, такое ощущение.

         Самые веселые животные - это зебры. Им лишь бы поржать.


         Расположен Нгоронгоро высоко, примерно на уровне 2 тыс. метров над уровнем моря; окружающие его горы (остатки взорвавшегося вулкана) поросли совершенно сюрреалистическим лесом в стиле «Аватара». Наш лоундж был расположен на гребне края кратера (то есть еще выше, примерно 2.500 м. над уровнем моря), и оттуда открывался прекрасный вид, настраивающий на размышления о тщете всего сущего. Так и хотелось лежать, наблюдать за кратером и думать о вечном.

         Взяв у товарища правильный объектив - огромный 600-й фикс, весящий нереальное количество килограмм - я сфотографировал луну.

         Ну и еще парочка видовых фотографий. Не всё ж на зверушек смотреть.



         В следующей части: восхождение на Килиманджаро.  
         Продолжение следует.
       

    • GDV
      Наноповесть в четырех частях с прологом и эпилогом, снабженная иллюстрациями с мест событий. Лицам с неустойчивым психическим состоянием рекомендуется смотреть некоторые иллюстрации под наблюдением врача :).
      Пролог.
      Можно ли провести три недели так, чтоб в сутках было 48 часов, причем каждый из этих часов состоял из 120 минут, и ни минуты не проходило бы в бездействии? Можно и нужно. Оказывается, вставать каждый день в 3:30 утра (по пражскому времени) легко и просто – если есть веская причина. А таковая как раз присутствовала - на счет Африки у нас были серьезнейшие планы. Мы намеревались посетить три национальных парка, объездив их все (а это немалая площадь) на автомобилях, предназначенных для фотосъемки (об этом я постараюсь рассказать позже). После чего совершить восхождение на Килиманджаро - это отдельное и не самое простое мероприятие. И, наконец, необходимо было как-то сменить сухопутно-горную обстановку, для чего был выбран остров Занзибар с его пляжами и кокосами. Об этом я постараюсь рассказать и, главным образом, показать - на сей раз клавиатура уступит место объективу, тем более что снимки того вполне заслуживают.
      Кения.
      У носорога очень плохое зрение. Но при его габаритах и весе это не его проблемы.
      Ни разу не анекдот
         По азимуту от Праги до Найроби 5.623 км. Из холода и снега вы попадаете в жару, пыль и жуткие пробки. Вероятно, только москвичи в дни полного градостояния могут оценить по достоинству то, что творится на улицах кенийской столицы. К счастью, менее всего нас интересовал сей пыльный город, и мы приложили все усилия, чтобы его покинуть.

         Вырвавшись из ничем не примечательного Найроби (и наблюдая по дороге крайне невысокий уровень местной жизни), можно ворваться в нацпарк Накуру, где предаться разнузданной фотоохоте за яркими представителями местной фауны. Дело это интересное, увлекательное и требующее непременной приличной фотографической материальной базы. Очень забавно смотрелись некоторые фотоохотники, сосредоточенно снимающие крошечными «мыльницами» что-то интересное на расстоянии трехсот метров от них. В сумерках. Со вспышкой.
         Леопард считается наиболее редким и трудным для наблюдения хищником. Многие его не видят вообще ни разу ни в одном парке. В первый же вечер мы увидели эту кошку, спящую на дереве. Во второй вечер все повторилось. После чего лично я утратил к этой редкости всякий интерес.

         Львы, которых, вообще говоря, довольно много, крайне редко залезают на деревья (в отличие от леопардов). Нам этот трюк был не просто продемонстрирован, но еще и при правильном освещении и старательном позировании. Львицы очень старались выглядеть фотомодельно.

         Далее следует порция прочих представителей фауны. Едва ли кто-то не узнает изображенных животных и птиц, потому комментарии излишни :).



      Кстати, о жирафах. Они мало того, что могут засунуть язык себе в нос (как вы видите на фото выше), так они еще и целуются друг с другом. Причем совершенно по-человечьи, страстно и с языками. Жаль, что тогда у меня не было возможности занять этот процесс на видео.


      На фото ниже - не сведенные вместе три кадра полета одного и того же пеликана, как можно подумать, а действительно три разных птицы, машущих крыльями в противофазе рядом друг с другом.

         Кения характерна тем, что все дороги радиальные, т.е. куда бы ты не ехал, непременно приходится проезжать через столицу. При переезде из одного национального парка в другой мы, раз уж все равно все дороги ведут в Найроби, решили заехать в один весьма мясистый ресторан. Оказалось, что это аналог нашего пражского бразильского Амбиенте, т.е. платишь фиксированную сумму (50$) и тебе приносят грилованное мясо и прочие мясные продукты до тех пор, пока ты не треснешь по швам. Отличие от пражского ресторана лишь в ассортименте мяса – в Найроби мы поели крокодилятины, верблюжатины, страусятины и т.д.
         Следующим парком был Амбосели – территория, с которой мы впервые увидели Килиманджаро. В этом парке за нами погнался разгневанный слон (был адреналин, наш местный водитель сильно нервничал), но зато на нас совершенно не обращал внимания бегемот - а жаль, я так хотел запечатлеть его скромный хлебaльничек.

         Отдельно стоит упомянуть полет на воздушном шаре на рассвете – это очень интересный способ как взглянуть на окрестности под новым углом, так и нелегально улететь в соседнее государство (что случалось с некоторыми воздухоплаватлями до нас, но нам с ветром повезло, и мы приземлились там, где приблизительно и рассчитывали). Мы впервые летали на воздушном шаре, и об этом стоило бы написать отдельный рассказ, но это в мои планы не входит.


         В том же парке мы посетили одну из многочисленных деревень местных аборигенов – масаев. Любая деревня с радостью примет туристов, вопрос лишь цены за вход. Как и все африканцы, масаи не мыслят себе ни одной сделки без того, чтоб с упоением торговаться за каждый грош. В деревне вам покажут быт, обычаи, танцы и собственно самих местных жителей от мала до велика. Зрелище местами не для слабонервных, но весьма познавательно. Дети, живущие в хижинах из навоза с глиной (время строительства - три месяца; срок эксплуатации - десять лет) - это параллельная с нами реальность. С учетом того, что это не показуха для туристов - такой быт мы наблюдали повсеместно, пусть теперь кто-то из знакомых мне скажет о том, что ему, мол, плохо живется…
         Масаи – явление далеко не такое уж простое, как может показаться. Да, это дикари, и большинство из них недалеко ушли от пальмы, с которой недавно слезли. Но эти дикари не имеют паспортов, могут легально носить холодное оружие (что для прочих запрещено), обладают своими собственными правилами и порядками, мигрируют как им вздумается, и при этом их не один десяток миллионов в Кении и Танзании. Так что это вещь в себе, и прочие, более цивилизованные африканские народности, относятся к масаям с опаской и даже неприязнью. Ну а для туристов это просто достопримечательность (которая, впрочем, может запросто стянуть у вас фотоаппарат или видеокамеру).
         Вот человек, работающий аборигеном в отеле. Для антуражу. Он не настоящий масай, а просто наряжен в их одежды.

      А эти уже настоящие. Способные добыть огонь трением (нам продемонстрировали) и вместо медикаментов использующие корешки.






      Материала, событий, фактов и фотографий хватило бы на большой роман, однако я не хочу утомлять излишними подробностями. Лучше, как говорится, семь раз увидеть, чем один раз прочитать.
      В следующей части: Танзания.  
       
       

    • GDV
      Чичиков только улыбался, слегка подлетывая на своей кожаной подушке, ибо любил быструю езду. И какой же русский не любит быстрой езды? Его ли душе, стремящейся закружиться, загуляться, сказать иногда: "черт побери все!" - его ли душе не любить ее?
      Николай Васильевич.
         Всё нижеприведенное интересно лишь водителям, постоянно проживающим и ездящим в Чехии. Причем тем из них, кто не страдает пенсионерским стилем вождения, следует прочесть эту статью с максимальным вниманием, дабы потом не спрашивать обиженно – почему, дескать, меня не предупредили.
      Предыстория. О себе. 
         Я тот самый русский, который «любит быстрой езды». Да, грешен, не скрываю. Аварийных ситуаций я не создаю, осторожен, опасности для окружающих не представляю (я так думал - впрочем, см. ниже), однако в силу наличия мощного автомобиля и мощного мотоцикла не в состоянии двигаться в пределах установленных правилами 50 км./ч. в городе, 90 км./ч. за его пределами и 130 км./ч. на автомагистралях. Мне буквально физически неприятно тошнить полтинник на пустой дороге, когда машину приходится сдерживать и натягивать ей поводья. На маломощном автомобиле таких проблем не возникает, я проверял, однако подобный транспорт не для меня.
      Историческая справка
         До того, как в Чехии ввели bodové hodnocení přestupků (это грустное событие произошло первого июля 2006 года), для меня моё увлечение быстрой ездой означало лишь материальные страдания, причем я сам был волен регулировать их размер. В том смысле, что у меня был выбор: хочешь быстро ездить – давай деньги. Жалко платить – езди медленно. И всего делов. Всё нормально, правильно и абсолютно согласуется с моими представлениями о том, что за удовольствия надо платить.
         После того, как ужас номер один (те самые боды) стали реальностью, какое-то время я напрягался и старался ездить медленно. Но потом стало известно, что большинство якобы «радаров» на самом деле – неработающая фикция в придорожных шкафчиках, и за пару лет у меня, при моём-то стиле езды, не появилось ни единого бода (соответственно, и штрафов не было). Еще потом появились ужасы номер два - úsekové radary. И с каждым месяцем их становилось всё больше и больше. А эти диавольские камеры, в отличие от сереньких шкафчиков, реально работали.
      Ближе к делу
         Незаметно наступил момент, когда мне вручили первые боды. Я прослезился от восхищения четкой полицейской работой – надо же, красиво как, и фотография прекрасная, и я за рулём как живой. А боды – подумаешь, их ведь разрешено иметь аж 12, и только тогда начинаются проблемы. Мне же выдали всего два. Ерунда, мелочь. И вообще, прошел год, и эти боды растаяли как утренний туман (ибо боды аннулируются по прошествии календарного года с момента нарушения).
         Но.
         Глупость номер раз: как-то раз назад мы с сыном и с приятелем поехали на футбол в Словению, и мой сын ехал без детского сиденья. Ну да, я не подумал, выезжали в пять утра, то-се… Виноват, ничего не могу сказать, но – два бода мне без колебаний преподнесли на блюдечке с каёмочкой. Ну и штрафик, но это неважно.
         Глупость номер два: через какое-то время пришла повестка. Из, прости господи, каких-то там Ловосиц, которые по пути в Усти-Н-Л. Где-то я там неаккуратно проехал по дальнице, когда ехал в Германию, что не укрылось от камер. Ха-ха, ерунда, три бодика примите, пожалуйста. Вот тут распишитесь. Спасибо. Ну и обратно штрафик, но сейчас вновь не об этом.
         Глупость номер три (совершенно вопиющая): как-то я решил поехать от офиса до ресторана на обед. На мотоцикле. Там ехать 500 метров. Жарко, лето. О шлеме думать страшно, голова плавится и без того. Ну поехал так, как был – в одних тёмных очках. Ведь рукой подать. Сам себе удивляюсь, когда сейчас пишу это. Надо ж было так по-дурацки поступить – ведь чтоб упасть по чьей-то вине, достаточно десяти метров. Затмение какое-то нашло, не иначе. Никогда ни до, ни после этого так не поступал, а тут вдруг...  Короче, вы уже поняли, что было дальше. Из ниоткуда вдруг материализовалась в воздухе полицейская машина, ребята подъехали и у дверей ресторана (я уже слез с мотоцикла и почти вошел) приняли меня, болезного, под белы рученьки и, не отходя от кассы, со страшной силой провели среди меня разъяснительную работу. Результат до тошноты банальный – два бода плюс всё тот же штрафик.
      Собственно дело
         А дальше начинается самое интересное.
         С одной стороны, я все еще находился под ложным и крайне рискованным (как выяснилось очень скоро) впечатлением, что могу еще нарушать и нарушать. С другой стороны, я при этом не учитывал существенный момент – интенсивность и эффективность карательной системы по отношению к недисциплинированным водителям растет в последнее время экспоненциально! 
         И вот наступает критический момент. После долгого стояния в противной пробке, да при этом находясь в состоянии спешки (знакомо, да?), я вырываюсь, наконец, на свободу, и чуть-чуть (совсем немного) перестаю сдерживаться. Результат – 97 км./ч. С такой скоростью я ехал метров сто, потом одумался и притормозил, но было поздно – меня сфотографировали из неприметного белого автомобильчика на обочине, и через еще четыреста метров остановили уже нормальные полицейские у нормальной полицейской машины. Погрешность радара при снятии показаний узаконена в размере 3 км./ч., т.е. наказывали меня за 94 км./ч. при разрешенных пятидесяти. К сведению несведущих: превышение скорости более чем на 40 км./ч. на месте не решается. В таких случаях у вас берут документы, всё оформляют у себя в машине и через десять минут отдают их вам обратно, после чего желают счастливого пути. Выглядит всё очень невинно. Ну подумаешь, сказали, что разбираться будет магистрат. Когда оно еще будет… Роковое заблуждения, господа лихачи. Роковое!
         Прошло три месяца. Я уже забыл давно те десять минут и спокойненько себе ездил дальше без приключений. Но про меня-то не забыли, и внезапно пришло письмецо тоскливого содержания. Из него на трех страницах следовало, что я кругом виноват, и мне надлежит придти в магистрат такого-то числа и там публично удавиться в назидание остальным.
         Я пришел. Улыбчивый парень с татуировками на запястьях рассказал мне, что за превышение такого уровня, как у меня, мне полагается приз в виде 6.000 крон штрафа (пять тысяч сам штраф плюс тысяча пошлины) и – сюрприз! – лишение прав на срок в шесть месяцев. Ура-ура, зрители смеются, аплодируют и собираются покинуть зрительный зал, но тут оказывается, что это вовсе не конец представления. Улыбаясь, парень стал заносить наш разговор в компьютер, и через какое-то время он разглядел в компьютере такое, что добил меня окончательно. Внимательный и сообразительный читатель, вероятно, внял и сообразил, чем именно он меня прикончил.
         За превышение скорости более чем на 40 км./ч. полагается не только штраф, но и торжественное вручение бодов. И вовсе не двух. И даже не трёх. А пяти.
         А теперь берем инженерный калькулятор и считаем. Детское сиденье на пути в Словению – два бода. Ловосицкая скорость – три бода. Безшлемье в обед – два бода. Итого семь. И свеженькие пять бодов к этому, а в итоге (фанфары!) – двенадцать полновесных ориентировочных бодов. Ап! Игра сделана, сливайте воду, травите пар, сушите вёсла и сдавайте на новые права. Причем через год, раньше нельзя. А в течение этого года у вас будет возможность много думать и читать на ночь «Основы безопасности дорожного движения». А так же, о чём не без юмора заметил татуированный товарищ, я смогу целый год на вечеринках бухать вволю, не заботясь о том, что я за рулём. Ха!
         Хозяйке на заметку: очень важно понимать разницу между двумя видами наказаний: лишением прав (odnětí řidičského průkazu) на шесть месяцев и запретом управлять автомобилем (zákaz řízení motorových vozidel) в течение года. В первом случае у вас забирают права (т.е. они как бы есть, но не у вас при себе), плюс через три месяца вы имеете право написать прошение о возвращении вам прав, и обычно их милостиво возвращают. По крайней мере, так сказал татуированный, да и в чешском интернете об этом часто упоминается. И если в течение этих первых трёх месяцев вы всё же попадетесь за рулём автомобиля, то вас накажут, но как-то относительно терпимо. А вот во втором случае ваши права с адским хохотом бросают в ревущее пламя, и тут уж проси – не проси, а вернуть будет невозможно, ибо нечего возвращать. И через год вам придется идти в автошколу, платить за обучение и заново сдавать на права! Кроме того, если вас в течение этого года поймают за рулём, то высекут так, что мало не покажется – очень большой денежный штраф и запрет на получение прав в течение уже трех, а то и пяти лет.
         Таким образом, вы понимаете, что на фоне потрясающей перспективы потерять права, год не сидеть за рулём и потом учиться в автошколе, мне эта шестимесячная мелочь показалась раем. Выйдя из магистрата, я сделал то, что нужно было сделать давным-давно – я задумался, как исправить ситуацию с бодами. Нужно было что-то предпринимать, и я предпринял.
         В Чехии, как известно, коррупции нет, поэтому большинство вопросов можно решить недорого. У меня имелись специально обученные люди, и я к ним обратился. По понятным причинам я опущу никому не нужные подробности и неинтересные нюансы; скажу лишь, что решение моего вопроса в одном месте оценили в 60 тысяч крон чешских, а в другом – в 40 тех же тысяч. Зная подобные приключения знакомых, могу вас заверить, что это еще по-божески. Но я призадумался: с одной стороны, сумма не столь уж критично велика, а с другой – надо ли мне её платить? Я не работаю шофёром, вопрос с добиранием до офиса в силу личных обстоятельств тоже прекрасно решаем, а эти деньги лучше потратить на отдых. Не говоря уже о том, что мне на такси будет ездить дешевле, чем заплатить за решение вопроса. Но был момент, очень сильно меня огорчающий – я терял весь следующий байкерский сезон, а это уже не шутка. Поэтому пришлось думать дальше, и я уже готовился раскошелиться, попросив тем временем адвоката написать odvolání и выиграть время, чтоб решение магистрата как можно дольше не вошло в силу.
         И именно это выигранное время оказалось решающим.
      ***
      Долой боды!
         Я узнал о возможности уменьшить количество бодов. Дело в том, что в районе города Мост есть автодром и полигон. На первом устраиваются всякие соревнования, а на втором проводятся курсы повышения квалификации для водителей. Они бывают разные, от обучения экстремальному вождению до индульгирования таких закоренелых лихачей, как я. Записываться туда надо заранее, поскольку бодопонижающие учения проводятся пару раз в неделю в количестве двадцати четырех человек за раз, а желающих, само собой разумеется, вагон и маленькая тележка со всей страны. Вроде как, этот полигон не единственный в Чехии, а есть еще какое-то похожее место, однако я не искал – раз, и туда, что показательно, приезжают и из Брно, и даже из Остравы – два. 
         Я регистрировался на 8-е октября, но в реальности меня записали аж на 23-е. Я был уверен, что до этого момента решение о записи мне пяти фатальных бодов вступит в силу, но не попытаться было глупо. Я оплатил обучение и приложил к этому актуальную выписку, из которой следовало, что у меня еще пока всего лишь семь бодиков, ибо – и это очень важно – туда не записывают тех, у кого десять и более бодов.
         До 23-го октября я из магистрата ничего душераздирающего не получил, из чего сделал вывод, что бодов у меня по-прежнему семь, и шансы всё же есть. 
         На полигон необходимо было прибыть к 7:45 утра, причем это была суббота, и полигон расположен в полутора часах езды от Праги. А ведь там были люди даже из Остравы! Впрочем, они, вероятно, приехали в пятницу и ночевали где-то в тех краях.
         Перед началом обучения нужно зарегистрироваться. Само обучение занимает семь часов, с восьми до трёх, правда с часовым перерывом на обед. Первые три часа – теория, вторые три часа – практика. Инструктор сказал, что у него есть две новости – хорошая и плохая. Первая заключается в том, что нынче нет финального экзамена и тестов. Вторая – министерство транспорта взамен тестов ужесточило требования к обучению и периодически инкогнито подсылает проверяющих, поэтому если кто-то будет халтурить, то его попросят покинуть гостеприимный полигон. Мол, силой вас сюда никто не звал, вы сами приехали, так что будьте добры… Мы прониклись. 
         Теория оказалась совсем не скучной. Нам было рассказано о нюансах, связанных с такими, казалось бы, очевидными вещами, как давление в шинах, правильная посадка за рулём, осмотр перекрёстка перед выездом на него и т.д. Всё перечислять не буду, но уверяю вас, что я для себя открыл немало нового, особенно в том, что касается поведения в кризисных ситуациях, разбор которых был основой теоретического обучения.
         После обеда (вполне пристойного, прямо там же, на месте) все мы пересели в свои машины (обучение только на своем транспорте, и это очень правильно, как я понял потом), выстроились в две колонны с двумя инструкторами во главе каждой, и поехали учиться ездить. 
         Нужно отметить, что полигон новый, неплохо оборудованный и производящий самое положительное впечатление. На нем отрабатывают свои навыки гонщики, полигон служит в качестве испытательного стенда для BMW (судя по развешенным в холле фотографиям). Мы отрабатывали там ряд чрезвычайно познавательных упражнений – резкий занос на водяной подушке; экстренное торможение в условиях, когда левые колеса на льду, а правые – на асфальте; резкий объезд внезапно возникшего препятствия как в условиях всё той же водяной подушки, так и без неё, и так далее. Подробно описывать всё особого смысла нет, расскажу лишь о двух своих выводах. 
         Во-первых, всячески рекомендую посетить такое мероприятие всем любителям быстрой езды. Один-единственный тест, во время которого нужно было с 70 км./ч. затормозить до нуля сначала по команде, а потом без команды (сиречь иллюстрировалась разница ситуаций, когда водитель готов к внезапной опасности, и когда не готов), после чего сравнить свой собственный реальный тормозной путь, дал мне больше, чем любые рассказы о скорости человеческой реакции. И таких моментов, которые наглядно иллюстрировали ряд ситуаций и волей-неволей заставляли сделать выводы, было много. 
         А во-вторых, я был потрясен уровнем нескольких водителей, проходивших это обучение вместе со мной. Понятное дело, что мы там собрались никак не на Шкодах-105, поскольку хронические коллекционеры бодов собирают их чаще всего за скорость и чаще всего на машинах быстрых. При этом несколько человек продемонстрировали абсолютное неумение вести себя в экстренной ситуации, причем если зачастую в первый раз терялись многие (согласитесь, что в реальной жизни мы нечасто сталкиваемся с ситуацией, когда нас активно кружит по льду), то со второго раза, особенно с учётом советов инструктора по рации, большинство из нас реагировали уверенно и держали ситуацию под контролем. Но не все, несколько человек и на третий-четвертый раз, несмотря на указания, крутили руль бестолково и резко жали на тормоз со всеми вытекающими. Потом они худо-бедно стали справляться, но с большим трудом и еле-еле. Я был поражен.
         Вот короткое видео, снятое мной в тот день.
      Эпилог
         По окончании обучения мы получили сертификат, который нужно было подать в реестр водителей в своем городе (в Праге это магистрат на Юнгманнова), после чего в течение пяти дней вам должны, по идее, списать три бода с текущего счета – в том, однако, случае, если у вас опять-таки не набрано еще 10 и более бодов. Намедни я, мысленно перекрестясь,  запросил в чехпойнте данные о своей бодности и с радостью выяснил, что нынче являюсь счастливым обладателем всего-навсего четырех бодов. Да, штраф и лишение прав на три месяца мне по-прежнему грозят, но я избежал года без автомобиля и автошколы. С чем и приходится себя поздравить.
         Полагаю, вышеизложенное поможет читателям либо избежать неприятных ситуаций, либо более-менее успешно из них выйти. В моем же случае полученная школа однозначно принесла плоды – я могу материться, ругаться, злиться, однако перед радарами я нынче торможу как миленький, да и вообще стараюсь соблюдать скоростной режим, памятуя всё, что мне дала практика на полигоне.

    • GDV

      Трое в Ялте

      By GDV, in Articles,

      Вашему вниманию предлагаются шестисерийные заметки о том, что происходило со мной и моими детьми в Ялте летом этого года.
      Первая серия Штирлиц склонился над картой – его неудержимо рвало на родину.               Собирался я в эту поездку очень давно, раздираемый противоречивыми чувствами. С одной стороны, Ялта – моя родина, мне очень хотелось туда съездить. С другой стороны, постоянно находились весомые и уважительные причины для того, чтоб этого не делать, в результате чего я не был в родных краях пятнадцать лет. И вот, наконец, появилась возможность убить всех зайцев – и родину проведать, и детей к морю вывезти.             Одной из тех самых веских причин для непоездки всегда было отсутствие прямого сообщения между Прагой и Симферополем. Дело и сейчас ничуть не лучше обстоит, но теперь я хотя бы могу себе позволить не экономить на билетах и дороге и свести дискомфорт к минимуму. Мною был выбран авиамаршрут Прага-Москва-Симферополь с минимальной задержкой в Москве. Необходимо уточнить: это был Аэрофлот. Ну который «советские авиалинии». Что вы говорите? Российские? Ну может быть формально. А фактически – советские. Где-то даже совковые, я бы сказал.             Начать с того, что при покупке билетов была допущена ошибка в написании фамилий детишек. Просто их покупала моя помощница, которой даже в голову не могло придти, что в паспортах у детей все написано совсем не так, как в свидетельствах о рождении (чешских). Ничего исправлять в пражском представительстве Аэрофлота не стали, а категорически заявили, что с такой разницей в написании нас к самолету и близко не подпустят. И что единственный выход – купить новые билеты, вернув старые (фактически, с полной потерей стоимости). Правда, согласились сделать пояснительную ремарку с правильным написанием фамилий. Излишне говорить, что новые билеты я покупать не стал. С тем и полетели.             Вторым действием известного балета стал неприлет самолета, должного везти нас в Белокаменную (она же Первопрестольная). Почему не прилетел самолет – толком неизвестно. Возможно, он устал. Или пилот запил. В общем, не прилетел – и точка. Вместо него прилетел другой, но! Не сразу. А на два часа позже положенного времени. А эти два часа – это как раз то время, которое было у меня в Москве для пересадки с одного самолета на другой. Вы уже понимаете, на что я намекаю.             Я помогал самолету успеть как только мог. Я поговорил с командиром, объяснив ему, что если я опоздаю – мне и двум детишкам будет скучновато смотреть на мир. Командир поклялся своей треуголкой, что я успею. Мол, задержки – вещь обычная, тот мой рейс тоже наверняка опоздает, и все будет в лучшем ажуре. Во время пути я мысленно убеждал пилотов подбросить угля в топку и нажать на газ. Перед снижением нам было объявлено, что этот их самолет готовится совершить посадку в Шереметьево-3, он же «терминал D». Наш самолет в Крым вылетал именно из этого терминала, и я возликовал. Мы сидели в первом ряду, поэтому как только воздушное судно коснулось колесами бренной тверди, мы с ребятами были уже в низком старте, практически стоя в проходе и поглаживая ручки ручной клади. На предстоящий рейс до Симферополя я предусмотрительно зарегистрировался еще в Праге, и с учётом того факта, что терминал один и тот же, и границу нам проходить не надо, нам было достаточно минимума времени, чтоб успеть.              Мы приземлились за 25 минут до вылета нашего следующего рейса. Мысленно я торжествовал победу, но вы понимаете, что если б всё так и произошло, то я бы это не рассказывал. Остервенело выскочив из самолета, я обратился к находящейся тут же, в трех метрах, транзитной тетушке с вопросом: успею ли я выпить кофе до рейса на Симферополь, или же нам придется все же неспеша проследовать на посадку. Тетушка посмотрела на мои посадочные билеты, удивилась и убила меня насмерть одной недлинной фразой. Она сказала: «Так у вас же вылет из терминала D!».             Нас посадили вовсе не там, где обещали. А в Шереметьево-2, терминал F.             Все пропало, гипс сняли, клиент уехал.             Дальше рассказывать неинтересно, потому что если без мата – то не передать всей гаммы чувств, а если так, чтоб этой гаммы передать – так ведь меня могут и женщины с детьми прочитать. Неудобно будет.             Вкратце: очень долго представитель Аэрофлота на терминале F пытался мне помочь. Наконец, помог - записал меня на следующий рейс. Который завтра. После чего попросил успокоиться и идти себе пешочком в терминал D, где уже другой представитель все того же Аэрофлота поможет мне еще раз – теперь уже с отелем. На мою просьбу отдать мне мой багаж обратно он связался с багажниками, которые заявили, что багаж мой тоже в тот самом терминале D.             Что творилось в этом D – никаким топором не описать, не то что пером. Бардак и хаос чистой воды. Всё долго, никому ничего не надо, никто ничего не знает. Буквально силой мне пришлось выдавить из них отель и ужин, и не где-то в трех часах езды от аэропорта, а рядом (в Новотеле), чтоб утром выспаться нормально. С багажем еще веселее – долго-долго (более часа!) пытались выяснить его судьбу, после чего с превеликим трудом узнали, что где-то есть человек, который слышал от одного багажного работника, что, дескать, мой чемодан уже улетел в Симферополь. Т.е. чемодан успел на наш рейс, а мы нет. Услышав это, мы плюнули на все, поехали в отел, поужинали и легли спать. За ужином познакомились с парой из Хабаровска, которые тоже не успели на наш рейс, но по другой причине – им очень долго выдавали багаж (почему-то он не следовал транзитом). Так они, бедолаги, по чистой случайности узнали о том, что Аэрофлот обязан их поселить и накормить, а так они на полном серьезе были намерены ночевать в аэропорту. А сколько тех, кто так и не узнал о своих правах?             На следующий день мы без происшествий оперативно долетели до Симферополя, где обнаружили чемодан в целости и сохранности. После чего настроение мое резко улучшилось, мы заарендовали приличную машину и на ней легко и приятно прибыли в Ялту. По дороге водитель с улыбкой наблюдал за моими реакциями на окружающее – я не мог сдержать радости от вида знакомых с детства мест.              После бурной встречи и обеда с родственниками мы с детишками отправились на набережную, где оттянулись всласть – в мое время и близко не было такого количества способов обмена дензнаков на детскую радость. Но об этом – в следующей серии.   Вторая серия     Що, боже то мiй, господе! чого нема на той ярмарцi! (Гоголь Н.В.)               Необходимо с грустью констатировать тот факт, что моей Ялты более не существует. Почила, так сказать, в бозе и с миром. То, что сейчас простирается вокруг, носит такое же название, но более практически ничего общего с ТОЙ моей родной Ялтой не имеет. Проходя по улицам босоногого детства, я иногда вижу какие-то обломки, какие-то вкрапления того, что было раньше, но все это – не более чем крохи, да и тем жить осталось чуть. Ощущая себя недовымершим динозавром, я с грустью смотрю на набережную, где когда-то продавали молодое вино из бочек, похожих на нынешние с квасом. И где люди по вечерам, когда спадал зной, сидели на лавочках. И мужики нестарого возраста резались в шахматы – как положено, с часами. А молодежь сидела с гитарами, и девушкам можно было гулять в любое время суток без опаски. В гастрономе на углу, который не имел названия, а был просто Гастрономом (и все понимали, о чем речь), наливали соки и кумыс из высоких стеклянных перевернутых конусов с краником у основания. По Ялте ходили городские автобусы, между прочим. Икарусы. Теперь их просто нет как класса. А что есть? Я вижу публику: напыщенных мааасквичей, быдловатых местных «крутых», каких-то непонятно от чего отдыхающих людей… Раньше по набережной можно было гулять! То есть передвигаться пешком с удобством, непрерывно наблюдая вокруг себя горы, море и прочие природные панорамы. А теперь? Теперь это невозможно сделать сразу по двум причинам.             Во-первых, везде, где физически можно проехать на машине – везде и ездят. Несмотря на людей, детей и мелких животных. Машины ездят и паркуются всюду – в парках, на набережной, на узких поворотах без намёка на тротуар… Честно вам скажу – мне, с двумя пацанами, которые не очень-то склонны чинно вышагивать, взявшись за руки, такая автоактивность на всех улицах и аллеях таки попила крови. Ведь детям не объяснишь, что на местной пешеходной улице, в отличие от Праги, всегда прав автомобилист, а не они.             Во-вторых, с набережной моря больше не видно. В принципе, все верно – кому надо поглазеть на море, тот пусть шлепает на пляж и упивается там этим зрелищем. А набережная не для этого. Она для ресторанов, баров, магазинов, ларьков, развлекательных аттракционов, каких-то шаромыжников, отмывающих вашу ауру по руке за несколько минут и недорого. Кого и чего там только нет, господи (см. эпиграф)! Всюду, где только можно было что-то втиснуть-построить – втиснуто и построено. Где нельзя – поставлен рекламный щит с образцами местного рекламного дезигна. Слева - аляповатые декорации средневековой комнаты, где можно, облачась в не менее роскошные наряды, сесть в новенькое кресло времен Людовика XIV и сфотографироваться на фоне исторического интерьера с томным лицом, обмахиваемым веером. Справа – стенд продавца бронзовых украшений из латуни. Между ними - случайная узкая полоска аквамарина: это как раз и есть море, на широту и простор которого раньше было так приятно смотреть часами.             Да-да, я предвзят и необъективен. Впрочем, откровенно говоря, я предполагал нечто подобное, хоть не ожидал такого размаха.             Теперь прекратим брюзжание и расскажем об обратной стороне монеты. А она, само собой, имеется – как же иначе. В отличие от времен моего детства, нынче в Ялте нет ничего более легкого, чем обеспечить детям замечательное времяпрепровождение. И себе тоже – надо просто отвлечься от пошлых костюмированных фотографий и от засилья хамов на джипах. Да, создание себе хорошего уровня отдыха тут требует усилий и денег, но я знал, на что шел, и был к этому готов со всех сторон. Мы ездим на неплохой пляж, где более-менее приличная инфраструктура и, что самое главное, чисто. Да, туда и обратно только на такси, плюс на сам пляж на канатной дороге, но это быстро и стоит того. В городе полно мест, где детям (возраста моих) весело и интересно. Аттракционы, прыгалки, плавалки, стрялки из автоматов, покатушки на мини-мотоциклах, всякие вкусности от чебуреков до чурчхелы, какие-то кривые зеркала, галереи смешных фигур, и прочее, и прочее – всё это на любом углу, без намека на очередь, только давай. Конкуренция велика, что можно только приветствовать. Да, город от этого стал безобразен, но зато вопроса, как и чем занять детей, вообще не существует. Да, это стоит денег, но намного предпочтительнее заплатить, чем сидеть дома и не знать, куда себя с ними деть. А поскольку целью этой моей поездки было не отдыхать самому, а посетить родину и свозить детей на море, то всё устроилось как нельзя лучше.             Отдельно надо рассказать про троллейбусы. Это единственное, что абсолютно не изменилось в Ялте! Я был поражен, если не сказать больше. Еще в моем детстве ялтинские троллейбусы были совсем не новыми. И теперь эти сорока- и пятидесятилетние электрические экипажи, под завывание старых моторов и звонкие щелчки реле, все еще влачат пассажирские перевозки! Водительницу троллейбуса, с фигурой заслуженного борца сумо и голосом бас-профундо, я очень хотел снять на видео, но она застеснялась и отказалась. Мы с детьми (по настоятельной просьбе последних) вошли в её троллейбус, и я попросил детишек пройти вперед, а не толпиться у передней двери. Услышав это, водительница сказала (на последних словах мысленно без паузы увеличьте громкость до максимума):             - Та шо вы, оне ж не мешают мне, пусть стоят, СЛЕДУЮЩАЯ САДОВАЯ!             Я оглох, а дети были в восторге – стояли рядом с водительницей и смотрели в передние окна.             Продолжение следует.   Третья серия   Распорядок дня 7:00 – Подъем. 7:10 – Не, ну реально пора вставать. 7:15 – Водные процедуры. 7:30 – Приготовление завтрака. 7:45 – Подъем детей. 7:50 – Подъем детей. 8:00 – Водные процедуры (детские). 8:00 – Звонок Сергею-таксисту с просьбой подъехать через полчаса, как вчера договаривались. Но дело в том, что Сергей вчера бухал и работать не может, поэтому за нами приедет Миша, его коллега. Но на такой же машине, поэтому пусть я ничего плохого не думаю. Я не думаю. 8:15 – Всеобщий завтрак. 8:30 – Отъезд на море. С 8:45 до 12:00 – Нахождение на пляже. Включает в себя (в хаотическом беспорядке): различные купания как без применения технических средств, так и с использованием таковых (маска, трубка, матрас); принятие воздушных и солнечных ванн; поедание варёной кукурузы; катание на водном мотоцикле; наблюдение за медузами; натирание кремом от загара; выпивание лимонада; игра в карты; игра с айподом; метание плоских камушков методом «печь пирожки»; удирание от волн (в шторм). 12:00 - Звонок Сергею-таксисту с просьбой подъехать через час к верхней станции. Сергей уже свеж и бодр, жаждет приехать. 12:10 – Обед. Принятие пищи в ресторане тут же над пляжем, блюда различные, как-то: блины, чебуреки, плов, шашлык. Плов и шашлык готовит тут же, в огромном казане и на мангале, пожилой татарин в неизменной майке с надписью «I LOVE YALTA». Пальчики оближешь, язык проглотишь. У совершеннолетних – пиво, у прочих – ситро. На десерт – мороженое в ассортименте. 13:00 – Подъем на канатной дороге от пляжа до верхней станции, где нас ждет Сергей. 13:15 – Заезд в магазин по дороге домой с целью покупки предметов первой необходимости, а именно: сосисок «Сливочных», квасов трех видов, макарон, пельменей с курицей, свининой, грибами и т.д., колбасы «Докторской», халвы. Покупаются также абсолютно ненужные вещи: актимел, яйца, картофель, сыр, хлеб, масло, у бабушек перед магазином – свежие огурчики, помидорки, виноград, персики, сливы, арбуз. 13:30 – Отдых и свободное время дома, пока не спадет жара и можно будет выйти на улицу. В этот период производятся малоэффективные попытки впихнуть в детей персик или свежесорванный прямо во дворике спелый черный инжир. Арбуз и виноград, к счастью, в принуждении не нуждаются. Я, пока детки отдыхают, готовлю ужин. 16:30 – Выход из дома, сбегание вниз по крутым улицам к Приморскому парку, посадка в бескомпромиссный и безусловный троллейбус (день без поездки в троллейбусе прожит напрасно), проезд трех остановок до набережной. 17:10 – Аттракционы. Сиречь кидание, катание, стреляние, топанье, стуканье, плаванье, прыгание, бег. 19:00 – Моцион: прогулка пешком по набережной от морского вокзала до «Эспаньолы», потом по тому же Приморскому парку обратно к подножию нашей горы. Попутно: фотографирование всего вокруг и друг друга всеми тремя с вырыванием друг у друга фотоаппарата. 20:00 - Звонок Сергею с просьбой подъехать и отвезти нас наверх. Езды там – пять минут, но непрерывно в очень крутую гору. Я помню, каким кошмаром для меня в детстве был подъем по ней каждый день на обратном пути с моря. 20:10 – Всеобщий ужин с криками: «Я уже сегодня ел помидоры!» и «Ну ПОЧЕМУ уже так поздно?!». 20:30 – Водные процедуры (детей). 20:45 – Чтение на ночь. Иногда книг, иногда нотаций – как фишка ляжет. 21:00 – Отход ко сну (детей). 21:05 – Тишина, покой и благодать. Можно залезть в Интернет, разобрать нафотографированное за день, написать вот эту серию. 22:30 – Отход ко сну как убитый.   Четвертая серия.   - Можно вашу картонку сфотографировать? - (настороженно) Вы из налоговой? - Кхм. Нет. - Значит, журналист? - Да нет. - (искренне) Тогда зачем это вам?               Приведенный диалог произошел у меня на набережной, где я почти каждый день нахожу прекрасные образчики вывесок, наклеенных надписей, табличек и указателей. Как правило, я не спрашиваю ни у кого разрешения – исключением являются случаи, когда я хочу снять людей или же условия не позволяют сделать качественный снимок незаметно. Обычно люди после моего запроса на фотографию слегка теряются и разрешают – кто сразу, кто после колебаний. В данном случае мое внимание привлекла чудеснейшая табличка, высокохудожественно выполненная шариковой ручкой на куске упаковочного картона. На табличке было выведено: «ПО МЕТОДУ АРХИМЕДА РАССКАЖУ О БУДУЩЕМ И ОТВЕЧУ НА ВОПРОСЫ». Табличку держала перед собой на коленях бабушка лет семидесяти, чинно сидевшая на скамейке и всем своим видом выражавшая сверхъестественную прозорливость. Пройти мимо предсказаний по методу Архимеда я не мог, но в лице бабушки неожиданно встретил достойного противника. К сожалению, зеркалка осталась дома, с собой была только мыльница, которой с большого расстояния нормально не снимешь. Увидев издалека меня с мыльницей в руках, бабушка распахнула глаза на ширину плеч и более с меня их (глаз, а не плеч) не спускала. Все мои обманные маневры с якобы проходом мимо и якобы заинтересованностью чем-то за спиной бабульки ни к чему не привели. Было ясно, что при малейшей попытке направить на нее объектив она дематериализуется. Вот тогда я и решил спросить в лоб. Но бабушка в невинность моих помыслов не поверила, решительно заявив, что незачем мне фотографировать ее табличку - баловство это. Так что пока вам придется поверить мне на слово, но я не теряю надежды нарваться на эту бабулю с зеркалкой, и уж тогда архимедова картонка от меня не уйдет.             Вот еще парочка великолепных образчиков: "Большой туалет" и "Кушать нельзя!".               Сегодня поговорим о сервисе. Он тут, к сожалению, советский. Советский по сути, а не внешне. Внешне как раз дело обстоит неплохо: наружная реклама, неон, оформление экстерьеров и интерьеров – все это есть, да. Зачастую кичливо и разухабисто, но нередко неплохо и со вкусом. Однако если копнуть чуть глубже, то за внешне привлекательной кожурой скрывается всё та же слегка прогнившая сучность. Не сущность, а именно сучность. Для того, чтобы изжить в себе рабскую душонку, должно пройти намного больше пятнадцати лет. О чем это я? Ну, например, о том, что везде всё нельзя. Детям чужие посторонние люди за одну неделю в Ялте сделали больше замечаний, чем в Праге, вероятно, за всю их жизнь. «Мальчик, туда нельзя!», «Мальчик, не трогай!», «Мальчик, не бери это!», «Мальчик, не открывай!», «Мальчик, не бегай!». Едем на канатной дороге на пляж, там двери раздвижные без привода, просто руками специально обученные женщины открывают-закрывают. Сын спрашивает – а можно, мол, я открою, когда приедем? Ну хочется ему приобщиться. Девушка немного удивилась (вероятно, ранее никто не проявлял подобных желанией), но разрешила. Приехали, открыл, доволен, всем хорошо. Назад поднимаемся на другой кабинке, там работает пожилая женщина. Опять та же просьба, и вдруг: «Нельзя! Вы что, с ума сошли!». И с таким возмущением, как будто у нее попросили разрешения не дверку открыть, а вены ей перерезать. Ребенок в недоумении интересуется у меня – почему?.. Ведь на другой кабинке можно было. Решили, что она просто жадина-говядина :). Или после обеда решаем съесть по мороженому. Открываем морозильник, выбираем – крик. Нельзя! Почему? Потому что нечего там копаться, я сама дам, не видите, что ли, что я занята, мне ж не разорваться (со смертельной обидой в голосе)! И толку после этого, что в магазине красиво, работает он круглосуточно, и там широкий ассортимент? На набережной стоит кошмарненькая фигура из папье-маше на проволочном каркасе, которую с пьяных глаз в темноте можно принять за Шрека. Интересно было бы взглянуть на человека, который её сотворил. Но – большая, это да. Видна издалека. С ней нужно сфотографироваться за деньги. Один из моих подошел и потрогал – интересно же. Тут же:             - А ну не трогай!             Нельзя так нельзя, невелика проблема, он отошел – там масса интересных вещей и без этого. Но мне стало любопытно.             - А почему нельзя трогать, можно узнать?             - Потому что только за деньги!             - Что, трогать за деньги?             - Вы что, читать не умеете? Фотография стоит пять гривен!             - Так он не фотографировал, он трогал. Сколько стоить потрогать?             Поджала губы, отвернулась. И так всюду и везде.               На канатной дороге, что с набережной ведет к Мемориалу наверх, был случай. Стоим в очереди на вход. Небольшая, человек десять, но все же очередь. Тут прибывает группа в полосатых купальниках в количестве людей двадцати, и их экскурсоводша бесцеремонно отодвигает нашу маленькую культурную очередь и нагло пихает своих питомцев без очереди. На возникшее возмущение у нее лишь один ответ: «У меня экскурсия, ну что за люди!». Получился скандал, а на вопрос детей, почему эта экскурсия пытается пройти без очереди, я толком не нашелся что ответить, промямлив нечто типа: «Жизнь у них такая тяжелая».               И еще. На каждом шагу возникает ситуация, когда запретный путь никак не обозначен. Т.е. туда идти нельзя, но это становится понятно только тогда, когда кто-нибудь выскакивает и начинает твердить: «Ну сюда же нельзя, разве непонятно?». Непонятно! То есть теперь понятно, конечно, но… Окончательно меня убил один момент – едем где-то в центре, я знаю, что нам надо налево, но таксист поворачивает направо. Я говорю:             - Нам же налево!             - Туда нельзя, там уже с полгода как одностороннее движение нам навстречу.             - Но ведь знака нет. Никакого.             - (без тени иронии или сомнения) А зачем? Все ж и так знают!             А вы говорите – GPS, навигация…               Еще один штрих к совковости. Возле гостиницы «Ореанда» несколько сопутствующих заведений – при них там есть и ночной клуб, и концертный зал, и казино, и пара ресторанов. Всё это – крайне крутое. Там живут, когда каждый год приезжают с концертами, то Киркоров, то Леоньтев, то еще кто из того же круга. Понятно, что запарковаться там непросто. К освободившейся парковке (не ресторанной, а просто к свободному месту у тротуара недалеко от входа) подъезжает «жигуленок». К нему бросается швейцар и начинает орать на водителя, требуя, чтоб он убирался восвояси. Водитель пытается что-то сказать про общий тротуар и отсутствие запрещающих знаков, но привратник его не слушает, а непрерывно и все громче угрожает вызовом охраны, милиции и т.д., если тот не уедет. Водитель плюет и уезжает. На его место становится дорогая машина с упитанным обладателем цепуры на три пальца вокруг выи (честное слово, тут это всё цветет буйным цветом до сих пор, правда уже только среди представителей южных народностей). Швейцар получает купюру в кулачок и мелко кланяется. Феодализм…               Посещение рекомендованного на форуме ресторана «Акация» тоже неплохо вписывается в тему сегодняшней серии. Нашли мы не сразу, правда, но всё же нашли. Сели. Официантку ждали больше десяти минут. Да и то я в результате встал и попросил девушку подойти к нам. Подошла.             - Мы бы хотели чебуреков покушать. Нам их у вас рекомендовали.             - Но учтите, придется долго ждать.             - Как долго?             - Сорок минут, не меньше.             - Почему?!             - Заказов много.             Поскольку ради этих чебуреков мы туда и шли, то пришлось ждать. Девушка оказалась честной, не обманула – ждать пришлось никак не меньше сорока минут, а немного больше. Чебуреки вкусные, согласен, и заплатили мы совершенные копейки, но всё же туда я больше не пойду. Тратить на ожидание еды в общей сложности почти час – это свыше моих сил.               Продолжение следует. Пятая серия.               В предыдущих сериях я честно пытался не опускаться до описания лубочных красивостей в стиле хорошо оплаченного туристического справочника. И мне это, вроде бы, даже удавалось. Однако сегодня выдался лубочный день, заслуживающий лубочного описания, хоть я и постараюсь обойтись без фанатизма.               Все знают, что мы говорим «Ялта» - подразумеваем «Ай-Петри». Что, не все знают? Хорошо, я поправлюсь – все образованные знают. Они знают, что в переводе с греческого название означает «Святой Петр». Что высота верхушки этого горного массива выражается в метрах забавной цифрой 1234. Что туда проложена канатная дорога из Мисхора с самым высоким и длинным в Европе безопорным пролетом. Что подняться туда можно и по серпантину мимо водопада Учан-Су. Все это азбучные истины.             Я там бывал многократно. Но нынешнее посещение отличалось от всех предыдущих; я бы даже сказал, что я там побывал впервые. Сначала я это понял, как только попал наверх - пятнадцать лет назад там не было ничего. Верхняя станция канатной дороги, которая строилась в свое время прежде всего с военными целями, а отнюдь не с туристическими, представляла собой единственное капитальное сооружение в округе. Поднявшиеся любители гор выходили из вагончика на небольшую каменную площадку, откуда было два пути: асфальтированная дорога вглубь плато, ведущая к военной части ПВО и далее на Бахчисарай, и дикая тропа к «зубцам» - вершине, находящейся в нескольких сотнях метров. На этом цивилизация заканчивалась. Теперь же все изменилось до полнейшей неузнаваемости – в радиусе полукилометра нет ни единого свободного участка, все застроено. Территория чисто татарская – татары там держат всё. Основных бизнесов три: прежде всего катание. На верблюдах, конях, ослах, квадроциклах, багги и скутерах. Далее, питание – миллион ресторанчиков, все похожи друг на друга, все с восточным колоритом, все с (цитирую) «крымско-татарской» кухней. И торговля – сувенирами, шкурами, остроносыми тапочками, медом, специями, сладостями, украшениями и т.д.             Маленькая ремарка – в Ялте меня удивила организованность ценообразования некоторых видов предпринимательства. Например, мне вздумалось покататься на сигвее по набережной, я спросил цену в одном месте, потом решил сравнить в другом – такая же. В третьем – то же самое, причем прокатчик на мой вопрос ответил, что цена везде будет одинаковая, это железно. То же самое со многим другим, поэтому сплошь и рядом нет никакого смысла «ходить по базару и искать дешевле». Никто не демпингует, никто не задирает цены. Понятное дело, что в ресторанах цены разные, в магазинах тоже, но всё же с одинаковым уровнем цен так или иначе сталкиваешься постоянно. У таксистов, например, это поставлено четко. Так вот, в татарской деревне на Ай-Петри эта ситуация доведена до абсолюта. Какую бы услугу или товар вы бы не попросили в разных местах, вы везде услышите одинаковую цену. Например, я решил прогуляться с детишками на лошадях, и после третьего вопроса о цене понял, что всюду те же яйца, только в профиль. В результате выбрал того, у кого улыбка была шире. Кстати, я ожидал разводилова и профанации абы набить карман, но ошибся – прогулка получилась шикарная: необычная и интересная. Правда, слегка копчик побаливает, но я отвлекся. Ровно то же самое получилось с едой – всюду цена одинаковая, продукты на удивление качественные (там работает друг моего дяди, мы у него обедали и разговорились на счет этих моментов, но это отдельный разговор). Мы скушали вкуснейший лагман, отличный шашлык, шурпу и плов – наелись от пуза.             После этих и еще нескольких прочих развлечений, посетив «зубцы» (замечательная прогулка – по лесу и по скалам на свежайшем воздухе с ароматом можжевельника) и отбившись от весьма навязчивых продавцов сувенирного скарба, мы поехали вдоль кромки плато, и вот тут-то я второй раз понял, что на Ай-Петри не бывал. Не знаю, почему раньше я не отмечал про себя неописуемость открывающихся на каждом шагу видов и ничего не запомнил. То ли не везло с погодой (там часто плохая видимость, поскольку плато как раз на уровне облаков), то ли я был тогда юн и невосприимчив к подобному – не знаю. Но в этот раз мне была предоставлена возможность насладиться панорамами сполна, и я ее не упустил. Даже дети прониклись очень сильно, а это говорит о многом. Нельзя забывать о том факте, что хоть в абсолютном выражении высота Ай-Петри невелика, но фактически в большинстве случаев вы подъезжаете к более высоким относительно уровня моря горам вовсе не на уровне моря, а намного выше. А тут мы имеем почти отвесную километровой высоты и двадцатикилометровой длины стену непосредственно у берега моря, и сверху это создает сильное впечатление. Прибавьте к этому вид на город и на соседние горы, отражение кучевых облаков в спокойном море, потрясающий воздух, сосны, растущие на камнях, и еще тишину, нарушаемую лишь порывами ветра – и вы меня поймете.             И последнее. В ожидании машины, которая повезет нас вниз по серпантину, мы зашли выпить чаю – опять же по знакомству. Как положено – никаких стульев, ковры, пиалы, травяные настойки, специфические сладости, специфический алкоголь. Удовольствие получили необычайное, усталости как не бывало, жажду горячий травяной чай утоляет великолепно – в общем, прекрасный финал получился.                          Прошу прощения за отсутствие глубоких мыслей, юмора и философии – сегодня чистый туризьм :).               Продолжение следует.   Шестая серия               Впечатлений, мыслей и того, чем хочется поделиться, накопилось намного больше, чем есть временная возможность облечь в словесную форму. Плюс нет уверенности, что у читающей меня публики есть желание пристально рассматривать мои измышления на всякие разные темы.               Нынче, когда уже близка дорога домой с Вацлавской площадью и Карловым мостом в финале, хочется подвести некие итоги. Например, в Ялте уж точно нельзя путать туризм с эмиграцией. Да, провести тут, как мы, две недели ни в чем себе не отказывая – очень даже прекрасно и замечательно. Но жить тут постоянно невозможно: не тот менталитет, не тот уклад жизни, не те ценности и не те понятия. Основной эпитет, который приходит в голову при попытке описать одним словом происходящее в Ялте (и, вероятно, на Украине в целом) – дикость. У этого слова есть масса значений, и большинство из них прекрасно характеризует ситуацию: от «название первой из трех эпох в истории человечества, сменившейся варварством» до «несуразность, примитивность, несообразность, безмозглость, странность, нелепость». Вероятнее всего, такое впечатление сложилось у меня потому, что я гляжу на всё происходящее со стороны и понимаю, что бывает на свете и по-другому. Если этого не понимать, то всё более-менее в порядке. Ну подумаешь, кусок заповедника на территории Никитского ботанического сада отрезали и сделали там летнюю резиденцию Януковича (кажется, именно его). Это вообще нормальная практика киевских чиновников - строить себе скромные коттеджи где вздумается. Подумаешь, человек купил себе участок земли вместе с тротуаром (прямо в городе), после чего загородил свой участок капитальным глухим забором, и получилось, что пешеходам нужно вдоль его участка идти по проезжей части рядом с едущим транспортом, прижимаясь спиной к каменной стене (вот пример подобного забора в другом месте). Подумаешь, половину городского сада застроили элитно-эксклюзивными высотками. Понятное дело, не позаботившись ни о парковках, ни о подъездных путях – ездить приходится по аллеям, где раньше были только пешеходные дорожки. Подумаешь, что никому нет никакого дела, что и как кто строит, поэтому лицо города всё уродливее и уродливее. И не только лицо – ведь власти не расходуют ни копейки в развитие сетей, в городе до сих пор еще царская канализация, которая давно работает далеко за пределами своих возможностей. Подумаешь, что чиновники сознательно и целенаправленно разоряют как бюджетные, так и коммерческие организации с целью продажи зданий, где они находились. И так далее, и тому подобное, примеров, поверьте, уйма.             Но не будем только о грустном; недавно набрел на позитив – оказывается, в шахматы-то на набережной играют! Может, не каждый вечер, как раньше, но в выходные я сам видел. Как прежде, со старенькими часами, что меня особенно тронуло. Более того, вечерами там сидят уже бизнес-игроки. Одна партия – десять гривен (т.е. один евро). Ты проиграл – платишь десятку. Выиграл – получаешь. Я постоял, посмотрел… Спрашиваю мужичка: «Сколько таких игроков за вечер проходит?». Он отвечает: «Да десятка три всяко бывает…». Хорошая прибавка к пенсии, так сказать. Проигрывает он редко. При мне за пять партий ни разу не проиграл, и каждая партия длится в среднем минут десять, а то и меньше. Рядом шашечник сидит – тоже зарабатывает своим собственным умом.               Следующий трогательный позитив – в один из вечеров, где-то часов с шести, на набережной играл оркестр. Просто так, для всех. Играл он вальсы и фокстроты, все больше шестидесятых годов. Пожилые парочки танцевали на площади перед оркестром, вспоминая юность. Но рядом с ними кружились и детишки, внушая веру в будущее :).               Как-то раз в обед, когда мы уже пришли с моря, но еще не ушли на послеобеденную прогулку, раздался звонок. Я дошел до калитки, открыл – стоят четверо молодых людей в джинсах и каких-то гавайских рубахах. Начинают с эдаким напором спрашивать – где тут живет гражданин такой-то? Я говорю – впервые про него слышу. Они далее интересуются – а вы кто? Сие меня стало слегка напрягать, и я спросил: «А вы-то кто, собственно?». Один из них важно так отвечает: «Налоговая инспекция!» - и корочкой так помахивает. При этом у него выражение на лице такое, будто я должен немедля пасть на колени с мольбой о помиловании. Забавный такой. Я говорю: «Приятно познакомиться. Ко мне, как к гражданину дружественного вам государства, вопросы есть?». Вопросов у них, к сожалению, не оказалось, и мы расстались.               Еще штришок к портрету. Разговорился с официантом в ресторане, он приехал из Киева подработать в сезон, а так вообще он в каком-то очень дорогом киевском отеле работает, в ресторане. Он название говорил, да я не запомнил. Такой приятный человек, культурная речь, в Праге бывал, кстати. Он рассказывает:             - Заказывают люди у нас как-то раз банкет. В честь праздника какого-то семейного. Требуют, чтоб всё было по высшему разряду, а за ценой не постоим. Ну меня директор вызвал, говорит – ты у нас такой опытный, давай, занимайся, показывай столичный уровень. Я работу свою люблю, и подошел к заданию ответственно, достал даже учебник свой. Всё подготовил, проверил очередность посуды, ходил с линеечкой и измерял расстояние от края стола до тарелок и между приборами, остальных официантов постарался обучить правильному углу наклона корпуса при общении с заказчиком. И вот приходят гости, первая же женщина садится за стол, вываливает из сумки прямо на тарелку кулёк с семечками, начинает их лузгать и говорит мне при этом, протягивая целлофановый пакет: «Слыш, черешню нам помой!». И вот стою я и не понимаю, что я тут делаю вообще…             В общем, как у Ильфа с Петровым: «Варвары! Всю сервировку к свиньям собачьим!.. Антон Павловича кормил, принца Вюртембергского!..».               На этом, высокое собрание, разрешите закончить повествование о массовом убийстве мною разнообразных зайцев. Полегло их немало, что не может не радовать. Программа-максимум выполнена: я повидал родину, пообщался с родными, выгулял детей со страшной силой, напитав их солнцем и морем с головы до пят, и при этом все мы сохранили рассудок и здоровье. Чего и вам желаю!

    • GDV
      - Но одного ты, Саша, не знаешь: как будет по-украински "Венгрия".
      - Знаю. Вэнгрыя.
      - Ни, Саша. Угоршчына!
      х/ф «О чем говорят мужчины»

      Дорога
      Краткая справка: было пройдено три тысячи километров по маршруту Чехия-Монтенегро через три транзитных государства – Словакию, Венгрию и Сербию. Это была моя первая поездка в те края на автомобиле. Забегая вперед скажу, что очень надеюсь, что и последняя – впредь буду летать (примечание: так я думал в 2010 году, но я ошибался).
      Из Праги до Братиславы можно добраться через Брно, и этим всё сказано. На входе в Словакию нужно купить дорожную наклейку, но можно рискнуть и этого не делать, ибо ехать там до Венгрии недалеко. Хотя штраф велик, насколько я помню.
      В Венгрии тоже дороги платные, но там не ищут лёгких путей, поэтому никаких наклеек. Необходимо выстоять очередь к будочке, после чего заплатить и внятно произнести в окошечко номер своей машины, каковой будет внесен в базу ихних данных. И при внезапной дорожной проверке полицейский, вместо того, чтобы просто бросить взгляд на лобовое стекло, будет пробивать номер вашей машине по той самой базе. Автобан до Будапешта невыгодно отличался от словацкого участка дороги, но мы тогда еще просто не ездили по Сербии и Черногории, поэтому привередничали.
      Будапешт
      Про него писать особенно ничего не буду, ибо уже писал. Скажу лишь, что за истекшее время что-то не изменилось вовсе, а что-то все же да. Из последнего необходимо отметить какое-то совершенно запредельное количество спортивно настроенных венгров, которые непрерывно передвигаются по любимому городу на велосипедах. Я такого в прошлый приезд не наблюдал. Едут просто все, и с немалой скоростью.

      При этом ярковыраженные велосипедные дорожки где-то есть, а где-то совершенно нет, и в последнем случае приходится очень внимательно наблюдать за окрестностями, дабы не угодить под колеса. Мы с комфортом провели в Будапеште вечер, посетив всё те же термальные бани (по-венгерски подобное место для водного разгула называется совершенно потрясающе: «дьёдьфюрдё») Геллерт, в которых как раз-таки были налицо изменения к лучшему.

      Если в прошлый раз бросалась в глаза разруха, то теперь там очень даже приятно находиться. Рекомендую!
       Из Будапешта путь лежал на юг, в сторону непонятной пока страны Сербии.
      Сербия
      Начать с того, что переход границы произошел вовсе не по прямой дороге Будапешт-Белград, как планировалось. За километр до границы полиция перегородила автобан и всех отправляла на... в объезд. До соседнего перехода было километров двадцать ни разу не уютной проселочной дороги. Границу мы прошли достаточно быстро – на всё, про всё ушел час. Но всё же процедура малоприятная, особенно с учетом того, что я уже и не помню сколько лет назад в последний раз имел дело с такой вот полноценной границей – с очередями на солнцепеке, таможней, пограничниками, убеждениями в том, что виза не нужна, и прочими подобными прелестями.
      А потом Евросоюз кончился, а началась Сербия, которую мы честно пересекли от звонка до звонка сначала с севера на юг, а на обратном пути с юга на север. Вы думаете, эпиграфом я намекал на Венгрию? Отнюдь. На самом деле Венгрия – это Венгрия. Цивилизация, Евросоюз, горячая вода... А вот Сербия – это как раз Угоршчына! Слово это как нельзя лучше отражает суть того, что там находится. А находится там натуральный эсэсэсэр примерно двадцатилетней давности. Честное слово, подобного возврата в прошлое я даже вообразить не мог. При виде прекрасных мужчин в спортивных трико и туфлях, вальяжно следующих из роскошного чуть подержанного Опеля-Асконы в шикарный придорожный чуть подержанный ресторан, помахивая при этом барсетками, меня прошибала ностальгическая слеза. Эх, где мои семнадцать лет... Ну и прочий антураж присутствовал, конечно же: разбитые дороги; в городках – люди, бродящие хаотично без признаков тротуаров либо ездящие на мотоблоках с прицепами; придорожные торговцы фруктами собственного производства, покрытые аппетитным слоем пыли; покосившиеся лачуги, стоящие рядом с большими хаотично построенными доминами; трактора и прочая сельхозтехника, припаркованная у подъездов многоквартирных домов (ну подумаешь, человек на комбайне домой приехал), облезлые фасады, ржавые балконы и тому подобные признаки общей запущенности. Обратите внимание на задний бампер трактора, на который удобно нанизывать мелкие зазевавшиеся автомобильчики.

      А один эпизод меня вообще привел в восторг. Как-то раз, не выдержав очередного медленно ползущего впереди меня серба (они, между прочим, ездят аккуратно и не лихачат – то ли из-за состояния машин и дорог, то ли из боязни полиции, которая нам попадалась буквально на каждом шагу по всей стране, а скорее всего и из-за того, и из-за другого вместе), я обогнал его через сплошную, воспользовавшись редким расширением дороги из-за поворота на заправку. Через триста метров стояли полицейские, которые не могли не воспользоваться таким подарком судьбы. И они им воспользовались: меня остановил полный осознания собственного величия полицейский, чрезвычайно напомнивший мне тех самых ментов, с которыми я уже лет десять как не общался. Сербского дорожного представителя власти ничуть не заинтересовали такие глупости, как документы на машину, мой паспорт или, прости господи, страховка. Он величественно отвел меня к своей машине, достал некий талмуд и доказал мне, как дважды два, что я своим поступком  подверг опасности жизни всех окрестных сельчан. Причем (показал он мне пальцем) подобное нарушение карается отъемом денежных знаков на сумму до тридцати тысяч динар (примерно триста евро). Но поскольку я не какой-то там чтущий орднунг немец, то я сразу же предложил ему договориться, используя при этом интуитивно понятный славянский лексикон (благо сербо-хорватский язык не представляет сложности).  
       - Колико? – ответил полицейский, переходя от слов к делу и не строя из себя борца за справедливость.
       - Двадцать евро, - сказал я наугад, думая, что придется торговаться.
       - Можно! – по-волжки окая, мгновенно согласился полицейский, и из скорости его моментальной реакции я сделал вывод, что и десяти евро хватило бы за глаза. Получив купюру, полицейский отдал мне документы, в которые даже не заглянул, и радушно пожелал счастливого пути.
      Во время проезда по Сербии один участник нашего путешествия в категоричной форме потребовал остановки и просмотра футбольного матча Голландия-Бразилия. В противном случае, заявил он, мы можем продолжать пусть без него. Бросить товарища на произвол судьбы мы не смогли, поэтому сделали остановку на обед и футбол в городе Нови Сад.

      Городок произвел приятное впечатление, мы отлично пообедали в крепости на господствующей высоте, причем в ресторане по нашей просьбе даже включили кондиционер, чем довели уровень комфорта до незримых высот. На обратном пути было решено сделать ночёвку в этом городе, тщательнее осмотреть крепость, поужинать с видом на город и так далее, но столь смелым мечтам не суждено было осуществиться. Реальность грубо вмешалась в происходящее: в городе был какой-то дико популярный концерт или что-то в этом роде; крепость была наглухо перекрыта полицией, но дело даже не в ней – любые попытки выйти из машины тут же пресекали комары.

      Если бы я не увидел их своими глазами, я бы просто не поверил, что подобные чудища могут водиться вдали от тропиков. При этом люди рекой текли в крепость, побросав машины на подступах к ней, и над ними висел торжествующий писк миллионов комаров. Не знаю, удался ли концерт, но местные комары уж точно провели тот вечер шикарно. Из-за концерта отели в городе были забиты, и переночевать удалось в мотеле километрах в двадцати от города. Номера, понятное дело, соответствовали общему положению дел в государстве, но в них были кондиционеры. Без пультов. На мою просьбу выдать пульт мне было сказано: «А кондиционеры сломались. Ага. Все и давно». В номере душно, окно открыть нельзя – там рычат голодные комары. Угоршчына...

      Черногория
      Эту страну я уже посещал, но тогда я летел самолетом, а теперь мы проехали Монтенегро сверху донизу, как и Сербию. Пограничный переход между этими двумя странами отличается от всех переходов, виденных мною ранее. Его особенность в том, что, во-первых, находится он среди горных перевалов, т.е. там тупо красиво, посему проходить границу даже в чем-то приятно. А во-вторых, ты выезжаешь из Сербии, но в Черногорию отнюдь не попадаешь, а двигаешься до пограничного поста километров несколько по живописной военно-грузинской дороге в некой буферной зоне, непонятно кому принадлежащей. Причем в этой зоне попадаются рестораны, кафе, забегаловки и прочие признаки цивилизации. Жаль, что мы не останавливались там и не выяснили, кому же это всё принадлежит, какая там валюта и т.д.

      Путешествовать по Черногории на машине надо только по очень уважительной причине. Потому что смотреть там по пути к морю почти всюду особенно нечего (разве что на горных перевалах живописно), качество дорог оставляет желать лучшего (хоть и не так, как в Сербии), а вот это вот вверх-вниз-влево-вправо по неширокой серпантинистой и местами ремонтирующейся дороге, да в приятном обществе медленных грузовиков и древних легковушек, да на протяжении целого дня – моим врагам, как говорится.


      Марина в Тивате, расположенная в километре от аэропорта, в который я прилетал во время прошлого посещения Черногории, еще только готовится полюбить своих клиентов – она строится (прим.: сейчас уже давно построена, и даже местами понемножку начинает разваливаться...). При этом стоянки в марине вовсю продаются, и не за две копейки. Но ввиду наличия отсутствия конкуренции, выхода у желающих нет, и они платят. Несмотря на то, что марина пока не может предложить ни ресторана, ни магазина, ни даже нормального душа с туалетом (горячей воды по вечерам и по утрам нет, только днем в какое-то произвольное время). Но после окончания строительства это место обещает стать очень и очень симпатичным, этого не отнять. А пока есть возможность подключить яхту к электричеству и водяной магистрали – и на том спасибо.


      Вечером на набережной Тивата можно посидеть в ресторанчике, посмотреть на залив и выпить неплохого вина и отвратительного пива (0.33 литра за два евро). Кроме этого, в Тивате есть заправка и парочка магазинов, где мы оперативно запаслись продовольствием для грядущего плавания. Более ничего примечательного об этом городке я сказать не могу, в отличие от Которской бухты, где мы не преминули поплавать (благо, это за углом). Бухта эта, которую частенько ошибочно называют «Бока-Которская бухта» (на самом деле, Boka Kotorska как раз и означает «Которская бухта») богата красотами, пейзажами, заливами, паромами, лесами, горами и туристами. Там имеется два весьма примечательных и известных островка. Один из них - естественный, природный, на нем находится бывшее аббатство и кладбище, туда посетителей не пускают. А второй – рукотворный, называется «Госпа от Шкрпьела», и создан он в 12-м веке для постройки церквушки, ставшей духовным пристанищем черногорских моряков. Там немало интересного, но ввиду вечера и голода высаживаться там мы не стали.

      Рядом с островками, на мысе, расположен крохотный городок Пераст. Интересен он тем, что сюда Петр I отправлял гардемаринов на обучение в первую в славянских землях мореходную школу.

      Ну и город Котор я увидел не днем, как в прошлую поездку, а ночью. Вельми понеже, дамы и господа – там приятно и уютно, несмотря на детское нищенство.


      Хорватия
      В Хорватии я до этого никогда не был, однако черногорцы уверяли меня, что, мол, ежели ты был в Которе, то в Дубровник можно уже и не ездить. Нам предоставилась возможность проверить истинность этого утверждения, и можно сказать, что отчасти так и есть.

      Оба места похожи, архитектура примерно одинаковая, но Котор меньше, уютнее и, главное, выгодно отличается от Дубровника тем, что пока не отравлен колоссальным потоком туристов и не менее колоссальным количеством зазывал во все, что угодно – от магазинов до ресторанов. На самом деле, не дай бог, если в Праге такое появится: манера чуть ли не за рукава тащить к себе человека, который хочет лишь гулять и смотреть, способна отравить посещение даже самых красивых мест. Будапешт, кстати, отчасти тоже начал этим страдать, хотя в намного меньшей степени.


      Но более всего из посещенных нами населенных мест понравился и запомнился остров Корчула с одноименным городом на нем. Типичный средиземноморский городок, но чрезвычайно живописный и какой-то манящий. Там родился Марко Поло, на протяжении веков хозяйничали то греки, то римляне, то венецианцы, то пираты, там неплохая марина, хорошие ресторанчики и неторопливая расслабляющая атмосфера – то, чего и близко нет в Дубровнике.




      Отдельно необходимо отметить три бухты, названия которых я не запоминал, да они ничего и не скажут непосвященному человеку. Первая примечательна окружающим горным пейзажем и причалом, у которого можно пришвартоваться на ночлег как бы бесплатно, но с непременным (пусть и неписанным) условием посещения ресторана. Поначалу была мысль выпить там винца чисто символически, дабы соблюсти формальность, и на этом всё. Но в действительности там все оказалось невероятно вкусно за какие-то совершенно вменяемые деньги, а таких помидоров и такого домашнего копченого сала с толстыми прослойками мяса я не ел в жизни. Местные жители пригласили нас угощаться, после чего я, угостившись, преисполнился восторга и возжелал непременно купить у них этой вкуснятины. Но получил отказ – дескать, этого у них немного, делают не на продажу, и всё такое. К ужину они нам этого лакомства нарезали, но и только. А жаль.


      Вторая бухта запомнилась тем, что вода там была такой непостижимой прозрачности и такого потрясающего цвета, что её хотелось пить, а не плавать в ней. Умиротворение и покой царили там.


      Ну а третье место примечательно большим песчаным пляжем (что в тех краях редкость) и прожорливыми рыбами. Мы, стоя там на якоре, наварили свежих креветок и степенно употребили их с белым вином («Грашевину» я оценил еще в пражских хорватских ресторанах, а там она к тому же стоит копейки). И кому-то из нас пришла в голову хулиганская мысль швырнуть креветочную голову за борт, что привело к неожиданному результату – со всех сторон к ней неожиданно бросились рыбы разных форм и размеров.

      Решили повторить, и через некоторое время я пожалел, что у меня нет при себе подводного фотоаппарата – рыбы с остервенением бросались к корму, отнимая его друг у друга и временами даже выпрыгивая из воды. Впоследствии мы пробовали осуществить такое в других местах, но безуспешно – подобного эффекта более не наблюдалось.      

      Море-яхтинг
      Первый опыт яхтинга оказался весьма показательным. Я поделюсь им в расчете на то, что кому-то сей опыт может оказаться полезным. Тезисно можно утверждать следующее:
      1) Если говорить об Адриатике, то плавать интереснее в Далмации (т.е. в Хорватии). Там много островов, интереснее навигация, разнообразнее подходы в марины, ибо просто много марин. Там больше примечательных мест для посещения и прогулок.

      2) Чартерные компании Черногории менее жадны, нежели в Хорватии. Иными словами, яхту можно арендовать дешевле.

      3) Но если воспользоваться черногорскими ценами и хорватскими маршрутами (что, казалось бы, должно быть беспроигрышным вариантом), то безнаказанно сделать это будет невозможно. Наказание заключается в четырехкратном посещении пограничных пунктов (об этом ниже), что способно в общей сложности занять целый световой день.

      4) Есть два вариант чартера – когда порт отправления и порт возвращения совпадают, и one way, когда вы прилетаете (приезжаете) в одно место, там входите на борт, после чего плывете куда заблагорассудится и потом улетаете (уезжаете) без того, чтобы возвращаться. Плюсы и минусы очевидны: второй вариант разнообразнее, ибо вы идете гарантированно по новым для вас местам. Но он и дороже, поскольку капитану по окончании путешествия нужно будет отогнать яхту обратно на стоянку.

      5) В богатых (в смысле яхтинга) странах есть возможность убить всех зайцев сразу – ходить по одной и той же стране без пересечения границ, при этом двигаясь по круговой петле, т.е. не проходя по одному и тому же месту дважды. В Хорватии это теоретически возможно, хоть выбор маршрутов будет небогатым. А вот, скажем, в Греции – дело другое, там в соседние страны плавать смысла вообще нет, и так все замечательно.

      6) За неделю можно успеть очень и очень многое, пройти много морских миль и посетить много интересных мест без ущерба для качества впечатлений. Т.е. если, скажем, для пляжно-отельного отдыха одной недели обычно маловато, то в случае с яхтой - вполне достаточно, по крайней мере для первого раза точно. Ибо интенсивность и плотность времяпрепровождения такова, что один яхтенный день вполне можно считать за два, а то и три пляжных. Ведь всё вам будет в новинку – и сама яхта, и действия при управлении ею, и марины, и пейзажи, и ночные стоянки на якоре в живописных местах, и многое другое, всего не перечислишь.


      Исключением можно считать разве что длинные дневные многочасовые переходы, но, во-первых, можно спланировать маршрут без них, а во-вторых, даже такие переходы активному человеку ничего не стоит превратить в развлечение. В любой момент можно остановиться и поплавать; при наличие волнения на море управлять яхтой становится интересно; если есть свежий ветер, можно поставить паруса и выключить дизель: хождение под парусом – увлекательнейшее дело. А если человек увлекается рыбалкой, то для него открываются еще более широкие горизонты, но тут я ничего подробного сказать не могу – рыбу я люблю есть, а не ловить.

      Отдельно остановимся на водных границах. Если вам придет в голову блажь пойти из одной страны в другую, то придется соблюдать процедуру пересечения морского рубежа, причем она радикально отличается от подобного процесса на суше. Морская граница условна и незаметна, поэтому все зиждется на честности мореплавателей, за которыми, впрочем, бдительно присматривают. На деле все выглядит следующим образом: прежде чем выйти из территориальных вод государства, вы должны посетить port of entrance(их обычно несколько) этой страны и официально выйти, посетив пограничника, таможенника и капитана порта. Причем по идее яхта должна досмотреться, пассажиры предъявиться и т.д., как в случае любой порядочной границы. На деле же капитан берет crew-list, паспорта, судовые документы и шурует на берег, где по всем трем инстанциям стоит в очередях из себе подобных. А экипаж тем временем морально (а в условиях солнцепёка даже немножко и физически) разлагается на борту, не имея права выйти в город и предаваясь разнузданной лени на протяжении долго времени. После выхода судно обязано без излишних промедлений выйти из тервод и либо идти по нейтральным водам, либо войти в терводы той страны, куда оно держит путь, и там держать курс на такой же таможенный порт, где вся процедура повторяется. Только речь идет уже не о выходе, а о входе. Приставать к берегу и высаживаться до момента официального пересечения границы запрещено. Т.е. сделать это можно, но тогда возникает определенный риск познакомиться поближе с береговой охраной, что чревато финансовыми неприятностями и даже судом. Более того, судно должно выйти из одной страны и зайти в другую в течение одного дня (либо следовать в нейтральные воды), и тут надо учитывать, что морская граница, в отличие от сухопутной, отнюдь не круглосуточна, а имеет четкие часы работы как любое нормальное учреждение, а если вы не успели – то это ваши личные проблемы. Самое же пикантное заключается в том, что – сюрприз! – на морских границах тоже бывают очереди. Точнее, не бывают, а есть в обязательном порядке практически всегда (имеется в виду - в сезон, понятное дело). Выглядит это следующим образом: яхта приближается к таможенному причалу, с её борта мрачно вопрошают: «Хто крайний?..» (ну хорошо, шучу – спрашивать не надо, издалека видно, кто перед тобой подошел), после чего все ожидающие понуро кружат по акватории в ожидании свободного местечка у заветного причала.

      При этом вокруг может быть полным-полно свободного места, но швартоваться там до прохождения пограничных процедур нельзя. А порт, понятное дело, отводит для пограничных нужд минимум места, ибо с этого денег не имеет, тогда как коммерческий причал – это ручеек ощутимой валюты. При таком положении дел по акватории порта может кружить пять-семь яхт, а то и десяток, и время ожидания только своей очереди на швартовку может запросто составлять часа три, а менее получаса вообще никогда не бывает.

      При этом через стадо несчастных транзитников пробираются разнообразные прочие суда – от больших круизных моторных яхт до прогулочных корабликов, поэтому процесс ожидания ни разу не бывает скучным. К этому добавьте волны от проходящих кораблей, течения, наличие морских придурков, жару, от которой некуда спрятаться, и прочие факторы, в результате чего на момент швартовки никому уже ни в какую новую страну не хочется, а хочется достать из холодильника бутылку холодного белого вина, выпить её из горла, после чего прыгнуть в прохладную воду с той стороны, где яхта отбрасывает тень, и там и остаться. А ведь все это нужно проходить четыре раза – два по дороге туда, и два по дороге назад. И хотя обратно в портах времени уходит на порядок меньше, очереди как были, так и остаются.

      Резюме
      Остались неохваченными еще немало вопросов (скажем, плюсы и минусы парусных и чисто моторных яхт и т.д., особенности катамаранов, разблюдовка цен на аренду, стоимость разных нюансов и т.д.), да и рассказать еще есть про что (чего стоит хотя бы рассказ одного шкипера о переходах через Атлантику – оказывается, в нужное время года при попутных течениях переплыть её можно на чем угодно, чуть ли не на спасательном плотике), не говоря уже о многих фотографиях и событиях, но нельзя объять необъятное и впихнуть невпихуемое. Формат данной заметки не предполагает столь масштабное повествование. Поэтому резюмирую: этот вид отдыха однозначно рекомендуется тем, кому нужно радикально и интенсивно отвлечься от повседневных рутинных забот. Противопоказания: морская болезнь (непереносимость качки) может отравить отдых обладателям нетренированного вестибулярного аппарата. Яхту нужно брать по возможности большую (хехе) – тут дело не в пустых понтах, а в том, что чем больше яхта, тем она быстрее идет под парусом и тем она комфортней. А наличие второго гальюна и второго душа трудно переоценить, особенно когда первый выйдет из строя прямо в море… Кроме того, маленькие дешевые яхты быстрее ушатываются пользователями и обычно находятся в худшем состоянии, хотя это, конечно, не правило. 

      И последнее. В самый первый раз имеет смысл взять наемного шкипера – просто чтоб понять, ваше это или нет (без наличия шкипера в составе команды вам ни одна компания яхту не арендует). Если же выяснится, что плавать вам нравится, и у вас будет стойкое желание продолжать, то имеет прямой финансовый смысл пройти обучение и самому получить лицензию, чтобы не зависеть в будущем ни от кого. Ибо шкипер, во-первых, стоит примерно сто евро в сутки. Во-вторых, его еще и кормить надо (дополнительно). В-третьих, как правило, шкипер требует отдельную каюту для себя, а это значит, что вы должны арендовать более вместительную яхту. В итоге за одно-два плавания вы окупите стоимость обучения, не говоря уже о том, что вам не придется терпеть на борту чужого человека. Об этом стоит задуматься, что я, собственно, и сделал уже. Будут вопросы - задавайте.


    • GDV

      Großglockner

      By GDV, in Articles,

      Бывают пьяные мотоциклисты. Бывают опытные мотоциклисты. Но не бывает опытных пьяных мотоциклистов.
      Древняя заповедь байкеров.
         Благодаря мотоциклу впервые дорога для меня была не только и не столько необходимым атрибутом перемещения от старта к цели, а целью. Причем, что любопытно, дорога к цели была целью, и при этом цель была дорогой. Поверьте, в предыдущей фразе есть смысл, и скоро он станет ясен.
         Großglockner  («гросс» - большой, «глокнер» - звонарь) – это, хоть сие к делу напрямую и не относится, самая высокая вершина Австрии. Высота её – почти 3.800 метров, и до относительно недавних пор (начало двадцатого века) гора была в частной собственности. Там находится примечательная дорога под названием Großglockner Hochalpenstraße. Именно эта дорога и являлась целью поездки в первую очередь, а во вторую очередь – дорога от Праги к Hochalpenstraße тоже привлекала.
         Ехать там не так, чтобы далеко, но и не очень мало, если учесть средство передвижения. Машиной-то, конечно, вышло бы быстрее, но ехать туда нужно непременно на мотоцикле – в этом весь смысл поездки, и об этом ниже. Маршрутов из Праги в точку назначения есть несколько – быстрый, интересный и парочка компромиссных. Туда нами был выбран интересный, обратно – быстрый. Выехав из Праги часиков в девять, мы с Amigo взяли направление на Страконице (дорога много раз изъезженная и привычная), далее в Германию на Пассау (прелюбопытнейший и нескучный для мотоциклиста участок), и потом в Австрию на Зальцбург. После него, уже по более скоростной трассе, направились к городку Zell am See, расположенному на берегах живописного и относительно высокогорного озера, и оттуда до начала собственно Hochalpenstraße было уже недалеко. Дорога вскоре после Зальцбурга приобретает ярко выраженный гористый характер, и ехать одно удовольствие.

         Проезд по серпантину платный, поэтому нужно иметь наготове мелкие деньги. В нашем случае требовалось проехать в одну сторону, а на следующий день вернуться этой же дорогой обратно. Туда было заплачено по восемнадцать евро, обратно (по предъявлении вчерашнего билета) – по четыре. Общая протяженность панорамной трассы – более сорока километров, главный перевал расположен примерно на середине. Иными словами, сначала двадцать с чем-то километров поднимаешься, постепенно приближаясь к облакам, потом двигаясь через них (в нашем случае это были не облака, а дождевые тучи), а потом наблюдая их под собой. А на другой стороне перевала (высшая точка имеет вид туннеля и находится на высоте более двух с половиной тысяч метров над уровнем моря) начинается такой же длинны затяжной спуск с таким же чередованием облачности. Вышеупомянутый туннель и сам по себе является необычным зрелищем – неосвещенный и потому мрачный, с капающей с потолка и стекающей по стенам влагой. Плюс ко всему погода на противоположном конце туннеля может быть совершенно иной, нежели на въезде. Скажем, по дороге назад въезжали мы в туннель под ярким солнцем, а выезжали непосредственно в облачность с видимостью три метра. Это производит впечатление.

         По дороге то и дело встречаются парковочные островки, где можно остановиться и полюбоваться видами или просто отдохнуть (для некоторых это особенно актуально - нами было встречено несколько замученных и насквозь промокших велосипедистов и даже пешая пара, медленно идущая в гору). Я старался останавливаться почаще и фотографировать, хотя, конечно, делать этого не хотелось – не хотелось останавливаться и прерывать движение по живописному крутому серпантину, с каждым поворотом открывающему вид один прекраснее другого. Сам процесс езды на мотоцикле по такой дороге (отличного качества, свободной и извилистой) доставлял удовольствие, а высокие горы с вечно заснеженными вершинами, водопады и прочие соответствующие альпийские пейзажи придавали происходящему трудно передаваемое наслаждение. Поэтому чувство долга хоть и заставляло меня останавливаться и расчехлять фотоаппарат, но делал я это намного реже, чем того заслуживала окружающая действительность. Стоит ли удивляться тому, что подавляющее большинство проезжающих этим путем – мотоциклисты, ведь даже покрытие дороги там изготовлено с учетом безопасности в первую очередь для мотоцикла. Машины тоже встречаются (скажем, один раз нам попались подряд штук пятнадцать-двадцать абсолютно одинаковых новеньких Audi R8 – прямо гнездо у них там какое-то), но их намного меньше, чем двухколесных. Кроме немецких и австрийских были замечены датские, голландские и даже испанские номера (итальянцев и чехов тоже хватает – близко ведь). Один раз я увидел болгарина. Граждан бывших советских республик не заметил.

         На другой стороне, в долине, зажатой крутыми склонами, расположен небольшой уютный и, разумеется, живописный городок Heiligenblut. Зимой он превращается в оживленный горнолыжный курорт, а летом там тишина, спокойствие, и возможность необременительно переночевать в отличном отеле с замечательной кухней. Что мы и сделали, предварительно отыскав в тех краях заправку (что оказалось непросто, плюс уже стемнело), поскольку я к тому времени опасался, что еду уже не на бензине, а на его парах. У Amigo расход поменьше из-за меньшего объема двигателя, соответственно его подобные проблемы не волновали, но прокатиться ночью по тамошним местам он не отказался.
         На следующий день мы, плотно позавтракав в отеле, повторили путь через серпантин на другую сторону, вновь перевалив через туннельный перевал. На пути были встречены бараны. Не в том смысле, что тупые водители, а самые натуральные бараны, которые вели себя именно так, как им положено – выбежали целым стадом на дорогу, перепугались звуков моего замечательного глушителя и стали хаотично носиться вокруг, уподобясь броуновским частицам. В какой-то момент я стал мысленно прощаться с мотоциклом, поскольку опасность быть протараненным обезумевшими баранами, бегающими со всех сторон, достигла критического уровня. Но обошлось, бараны сгинули, и я поехал дальше. Из живности, кроме тупиц в дубленках, в тех краях можно встретить каких-то редких сусликов (крупные грызуны, напоминающие размерами скорее бобров) коров и то ли яков, то ли овцебыков - не знаю. Последние меланхоличны и полны достоинства, а вот коровы, к моему величайшему изумлению, там умеют лазать по скалам. Лазают они, конечно, как коровы, однако на моих глазах, поджав вымя, они карабкались по каменистому склону удивительно ловко для коров. Я не думал, что эти животные на такое способны в принципе.

         Обратный путь пролегал по иному маршруту – мы как выехали на магистраль на полпути от Zell am See к Зальцбургу, так и не снижали скорости на протяжении нескольких часов. От Зальцбурга и почти до Линца идет отличный (местами четырехполосный) хайвей, и я вам доложу – нет ничего скучнее полуторачасовой езды на мотоцикле с постоянной скоростью по прямой. Мы, конечно, добрались быстро, но до невозможности нудно. Ну а после пересечения австрийско-чешской границы дело для нас пошло веселее, потому что широкие магистрали кончились. Взяв курс на Будейовице и далее через Табор (там сейчас строят нормальную магистраль вместо узкой старой дороги) на Прагу, мы к шести вечера были уже дома.



    • GDV
      – Поезжайте в Киев! - сказал он неожиданно. - И тогда вы поймете, что я прав. Обязательно поезжайте в Киев!
      И. Ильф, Е. Петров. "Золотой теленок"
      Текст написан в 2009 году.
      Я в Киеве перед этим был почти одиннадцать лет назад. Точнее, через украинскую столицу я проезжал с детства по два раза в год в течение многих лет, но, во-первых, в те прекрасные годы я был дитя, а во-вторых, мои впечатления ограничивались киевским вокзалом, что с трудом можно назвать объективным впечатлением от города. А когда на свою крымскую родину я стал летать самолётом, то Киев остался за бортом окончательно. Поэтому по-настоящему я посмотрел на украинскую мать городов русских только в начале 98-го года. Должен сказать, что меня тогда поразила нищета и заброшенность улиц, жуткие автобусы с заколоченными фанерой окнами, потрясающе грязное метро. Зато Лавра понравилась чрезвычайно, в том числе благодаря интересной экскурсии. Более как-то ничего особенного не запомнилось, разве что в каком-то ларьке на Крещатике со мной демонстративно отказались говорить по-русски. 
      За десять лет изменился я, изменился город. Поэтому я ждал новых интересных впечатлений, и они таки не заставили себя ждать.

      Государственное предприятие «Международный аэропорт Борисполь», как следует из его рекламы, одной из своих стратегических целей видит (цитирую) «постоянное увеличение авиаперевозок». Было бы очень неплохо, если бы оно при этом не забывало о простых человеческих пассажирах, которым приходится на паспортном контроле стоять по часу, ожидая этого самого контроля. Одновременно с пражским рейсом прибыло еще два самолёта – из Хургады и Шарм Эль Шейха. И мы все создали порядочную толпу желающих покинуть вышеназванное государственное предприятие к чертовой бабушке, ибо там было душно и жарко. Но не тут-то было – из имеющейся дюжины контрольно-пропускных кабинок работала только половина, да и та не очень торопилась. Я был почему-то уверен, что мне для входа на суверенную территорию достаточно моего паспорта дружественного государства :), но пограничная женщина быстро вернула меня к реальности, потребовав заполнить некую карточку. Ладно, написал, что знал. Оказывается, надо еще указать адрес проживания в Киеве, без этого никак. Адреса я не знал, ибо намеревался остановиться у друзей, да и после часового стояния в очереди настроение у меня было не очень доброжелательное, поэтому вышел небольшой эль-скандаль, в результате которого я всё же выяснил по телефону адрес, и только тогда был презрительно допущен внутрь незалежной.
      Увы, первыми в глаза, как и в Самаре, бросаются предельно грязные автомобили. Об этом я уже рассказывал, поэтому повторяться не имеет смысла – всё обстоит в точности таким же образом. Помытая машина остается таковой ровно пять минут, после чего её можно мыть снова. Или не мыть, что большинство и делает. Но всё же по утрам можно наблюдать во дворах поборников чистоты, старательно размазывающих грязь по лакокрасочному покрытию при помощи небольшого ведерка с водой.

      Вторым впечатлением от города как такового стала замечательная архитектура.

      Исторический Киев, наряду с Петербургом, является несомненным образчиком той самой урбанистики прошлого и позапрошлого века, которая так радует глаз. Масштабность и стиль – это, безусловно, заслуживает восхищения. При этом веяния нового времени вносят в исторический облик столицы свежую струю современного креатива. По достаточно обширной центральной части города можно бродить не просто часами, а днями, и за большинством поворотов вас будет ожидать очередное самобытное сооружение, интересный вид или же нечто иное, заслуживающее внимания. Скажем, вот такой ресторан.

      В то же время министерство иностранных дел занимает здание, которое сделает честь многим европейским парламентам.

      Третьим впечатлением стало метро. Оно, как мне кажется, за эти десять лет не просто не изменилось в лучшую сторону, а, скорее, изменилось в худшую. Составы остались теми же – старые добрые мытищинские вагоны. Добрые – в переносном смысле, старые – в прямом. Народу масса. Большая масса. Обстановка соответствующая. Я в метро фотографировал (разумеется, как же иначе), чем неожиданно навлек на себя гнев со стороны Дежурной. Она сидела в этой будке у эскалаторов:

      А я нагло щёлкал затвором у ней на глазах. Не выдержав такой наглости, Дежурная покинула свое место и сказала с потрясающей интонацией:
         - Музчинаааа!.. Фото- и видеосъемка в метро запрещена!
      Я сказал, что виноват, но больше никогда так не буду.
      Меня поразил тот факт, что в метро, оказывается, запрещено входить с колясками. Мамы с детьми, следуйте пешком, трамваем или лесом – как хотите, но не в метро.
      Станции отделаны с всё той же советской помпезной метро-роскошью, которая, если её отмыть и подреставрировать, производила бы замечательное впечатление. Внутри вагонов невероятное обилие рекламы. Причём не столько официальной, сколько самодельной.

      Это, кстати, вообще характерно для Киева – объявления расклеиваются абсолютно всюду, где только это физически возможно.

      Трамваи – ровесники вагонов метро (тоже старые и добрые, чешские). Все, как один, ржавые и грязные, хотя автобусы и троллейбусы обычно чистые. Загадка. Зато окна в автобусах более не заколочены фанерой, тут налицо прогресс по сравнению с 90-ми годами. Остановка заклеена самодельной рекламой.

      И встречаются вполне себе симпатичные новые троллейбусы. Когда у них слетают "рога", вся улица терпеливо ждет :).

      Но автобусов и троллейбусов мало. Основным транспортом являются маршрутные такси (см. второе фото) - натуральный ужас, летящий на крыльях ночи. Как внешне, так и в отношении поведения на дорогах.
      Андреевский спуск – место исключительно колоритное. К сожалению, нынче его колорит изрядно подпорчен столами с околосувенирными товарами. Столы эти тянутся вдоль всей, достаточно длинной, улицы; и ладно бы они были приличными, а то ж грубо сколоченные или сваренные конструкции, зачастую обтянутые сеткой-рябицей для сохранности разложенного. Уродство, одно слово. Ассортимент, как правило, стандартный, однако временами попадаются странные товары. Скажем, морские раковины.



      Дом-музей Булгакова, расположенный на Андреевском спуске, очень интересен. Экскурсии не было из-за недостатка времени, но в следующий раз – непременно. Место, где родился Булгаков, где был написан роман «Мастер и Маргарита», нельзя посещать впопыхах.

      Причем примечателен и вид, который открывается от дома Булгакова через улицу...

      На самом верху находится Андреевский храм, построенный по проекту Растрелли. Абсолютно потрясающее место по своему духу. И даже ларёчники его не смогли испортить.

      А теперь о чуть ли не об основном впечатлении от Киева – о еде. Поесть там можно и нужно. Я, пожалуй, до этого ни разу не встречал города, где настолько есть где есть, причем на любой вкус и на любой кошелек. А в Киеве достаточно, ослабев от голода, доползти до любой из «Пузатых хат» (сеть ресторанов быстрого питания, которые язык не поворачивается обозвать фаст-фудами), и после этого у голодающего будет только одна проблема – выбрать между борщом и солянкой, блинчиками с мясом и варениками с вишней, тушеной капустой с мясом или нежной рыбой с пюре, биточками-котлетами с картошкой и… Впрочем, это надо видеть. Может, там чего-то и нет, но я этого не заметил. Цены смешные, вкус совершенно домашний. Плюс разливной квас… В общем, это может понять и оценить только тот, кто в ресторанах давно этого всего не видал и не едал. 

      Далее, знаете, сколько стоит на рынке квашеная капуста? Снежно белая, хрустящая как первый снег, невероятно вкусная. Знаете? Полторы-две гривны за килограмм, т.е. примерно крон десять. А вкус – язык проглотишь. То же касается маринованных помидоров, огурчиков, грибочков, маринованного чеснока, корейской моркови и прочих соленьев и маринадов. Наконец, тамошние готовые салаты (оливье и даже селедку под шубой) можно прямо сразу есть! И они вкусные. В отличие от пражских, которые, за исключением редких исключений, состоят из одного майонеза.
      И еще. В Киеве в каждом продуктовом ларьке продают различные киевские торты (они, оказывается, бывают разные). Это единственный торт (и вообще, единственный десерт), который я по-настоящему люблю. И это было ужасно...
      Если же вы пресыщены кухней подобного типа, то совершенно не проблема отправиться в более чем достойный японский ресторан и насладиться там тем, чем стоит наслаждаться в японском ресторане. В Праге таких суши, да еще по такой цене, нет :(.

      Как вы думаете, что можно впихнуть в Дэу-Матиз? Например, кафе. 

      О стиле вождения особенно говорить нечего – ввиду отсутствия разметки и присутствия огромного количества автомобилей, действующих по принципу «кто круче, тот и прав», передвигаться по улицам украинской столицы бывает подчас непросто. Поэтому многие предпочитают ездить по тротуарам, где движение тоже есть, но поменьше.

      На улицах стоят вот такие рекламные автомобили, как и в Праге.

      Когда других средств убеждения не осталось...  

      На улице собирают деньги на приют для животных.

      На Майдане в рекламных целях присобачена Ауди! Креатив.

      Центр города.

      Красивейшая Лавра.

      Крещатик раз в неделю делается пешеходным, это круто. А в густом тумане все выглядит как-то мистически...
       
      И последнее - разливное пиво оказалось на редкость гадостное. Даже в импозантной "Арене", которую открыли братья Кличко, и где разливают несколько сортов местного пива, где есть даже нефильтрованное. Все сорта - водянистая ерунда. Пить было можно только бутылочное "Черниговское" нефильтрованное. 
      А Днепр я не сфотографировал ни разу. Так вот получилось.

    • GDV
      Каждый гражданин имеет право на праздник. Чешское законодательство в своем законе № 245/2000 Sb. так прямо и указывает – есть тринадцать официальных праздников, но двенадцать нерабочих праздничных дней (вероятно, из суеверия), и будьте добры праздновать. Вот эта радостная чёртова дюжина:
      1) 1 января – «Den obnovy samostatného českého státu», т.е. День обновления самостоятельного чешского государства. 
      2) 1 января – Новый год. 
      3) Пасхальный понедельник
      4) 1 мая – Праздник труда.
      5) 8 мая – День победы.
      6) 5 июля – «Den slovanských věrozvěstů Cyrila a Metoděje», т.е. День славянских просветителей Кирилла и Мефодия.
      7) 6 июля – «Den upálení mistra Jana Husa», т.е. День памяти (сожжения) Яна Гуса.
      8) 28 сентября – День чешской государственности.
      9) 28 октября – День возникновения самостоятельного чехословацкого государства.
      10) 17 ноября – День борьбы за свободу и демократию.
      11) 24 декабря – «Щедрый день» (Сочельник).
      12) 25 декабря – Первый рождественский праздничный день.
      13) 26 декабря - Второй рождественский праздничный день.
      Несложно заметить, что чешское государство любит отмечать дни чешского и чехословацкого государства. А второго января чешские граждане и им сочувствующие могут прямо заявлять, что голова у них гудит вовсе не из-за банального и пошлого нового года, а исключительно по причине чрезмерной патриотичности, проявленной при отмечании Дня обновления чешского государства.
      В течение праздничного дня строго-настрого запрещается нарушать закон – то есть работать. Особенно это касается государственных праздников, про которые сказано следующее (цитирую): «státní svátky oslavují státnost našeho státu», т.е. «государственные праздники отмечают государственность нашего государства». В такие дни общественный транспорт украшается чешскими национальными флажками, всем нужно славить государственную государственность, предписывается хорошая погода. А в остальные праздничные дни автобусы примитивно ездят без флажков, каждый славит что он хочет, погода может быть и похуже. Но работать – ни-ни, хоть государственный праздник, хоть простой. Работодатель, принудивший работника работать в этот день, может быть оштрафован на крупную сумму крон денег.
      Поскольку грядёт зима, остановимся подробнее на праздниках, замыкающих список. Прежде всего необходимо заметить, что в Чехии есть два периода, когда деятельность чиновников вместо обычной медленной становится практически нулевой. Даже бизнесмены в эти дни перестают ковать железо не отходя от кассы, подчиняясь неумолимому давлению обстоятельств. Это два последних летних месяца и декабрь. 
      Решить какой-либо вопрос в июле или августе практически нереально. В приемных государственных учреждений остаются лишь неудачники, у которых не сложились отношения с начальством. На все вопросы они раздраженно отвечают, что на дворе лето, все в отпуске, поэтому не морочьте голову и приходите в сентябре. Или, еще лучше, в октябре. А в частных компаниях на телефоне сидят исключительно еще не отработавшие и года молодые сотрудники, говорящие по сути то же самое, что и чиновники-неудачники, только вежливо. 
      А в декабре более-менее рабочими являются лишь первые несколько дней. Пятого декабря приходит веселый, пусть и неофициальный, праздник святого Микулаша, и после него работать становится просто глупо. На св. Микулаша по улицам расхаживают троицы – ангелок, чертёнок и сам святой. Хорошим людям они дарят фрукты и сладости, а плохим – уголь или картошку. Понятно, что критерии определения хорошести основываются исключительно на богатстве фантазии ряженых. И вот с пятого декабря на улицах устанавливается уже совершенно праздничная, веселая, рождественская атмосфера; украшенные ёлки стоят на площадях еще с ноября; во всех магазинах разгорается шизофреническая суета вокруг подарков со скидками. В такой обстановке человек, зачем-то бредущий на работу и мрачно глядящий себе под ноги, вызывает жалость. К двадцатым числам декабря напряжение достигает пика, в торговых центрах давка такая, что в толпе легко потерять самого себя, а двадцать второго декабря лучше не выходить из дому вообще. Затопчут, переедут, пристукнут ёлкой, и никто даже не заметит. В последний предпраздничный день все успокаиваются, настраиваются на рождественский лад. 
      И вот Сочельник, двадцать четвертое декабря, так называемый Щедрый день. К этому дню у любого мало-мальски уважающего себя чеха дома должны быть: украшенное рождественское дерево (елка, сосна или пихта), карп, картофельный салат и печенье. Всё остальное уже не столь принципиально. Частенько соблюдаются древние традиции – за столом должно быть чётное количество человек, поэтому несмотря на семейность праздника иногда возникает необходимость в приглашенном одиноком госте. За праздничным ужином нельзя выходить из-за стола – это приносит несчастье, так что готовятся к столу основательно, дабы не бегать потом по пустякам и не накликать беду. Между прочим, существует поверье – если в Сочельник честно и добросовестно поститься, то вечером явится пред очи золотой поросёнок, и до следующего Рождества вас не покинет ни удача, ни хорошее настроение. Каждый год даю себе зарок увидеть золотого поросёнка, но неизменно меняю его на пошлую жареную свинину.
      Рождество – праздник домашний, тихий. Местные жители отмечают его в кругу семьи, за столом, без особых активных телодвижений. По улицам нарядного города потерянно бродят лишь несчастные русские туристы, соблазнившиеся вкусной фразой «Рождество в Праге». Им ведь благоразумно не сказали, что в эти дни не работает никто, ничто и нигде, за исключением пожарных, скорой помощи, полиции и бензозаправок. Вот они и не понимают, отчего город вымер, все магазины закрыты, музеи, театры и галереи не работают, и главное, они не понимают, что им вообще на улице делать в такую погоду. Разве что пойти на рождественскую ярмарку в центре Праги и согреться горячим вином.
      Поэтому, уважаемые туристы, при планировании поездки в Прагу чётко разделяйте свои цели и пожелания. Если таковыми являются шум, гам, фейерверки и активное времяпрепровождение среди многонациональной толпы со всего света, то ехать надо на Новый год, но никак не на Рождество. А вот если вы стремитесь в тишине и уединении побродить по старинному городу, не торопясь и не толкаясь, то Рождество вам подходит. При этом всё же не стоит рассчитывать на близкое знакомство с праздником – он происходит за стенами домов, внутри, и прикоснуться к нему по-настоящему можно только будучи приглашенным в чешскую семью, а никак не в ресторане в составе туристической группы.
      Живущие в Чехии эмигранты прекрасно приспособились и используют ситуацию на всю катушку. Во-первых, они отмечают католическое Рождество, потому что не отрываться же от коллектива, когда вокруг веселье. Во-вторых, они отмечают Новый год, потому что это же Новый год, и этим всё сказано – для всех из нас это праздник номер один. Причём Новый год отмечается чуть ли не с утра – ведь всегда найдётся кто-то, кто жил, бывал или слышал про Владивосток. Ну и далее со всеми остановками по всем часовым поясам; в десять часов вечера наступает новый год по московскому времени, и к полуночи у праздничного стола остаются либо самые стойкие, либо те, кто за рулём. Потом происходит праздничная бомбардировка ночного неба китайской огнеопасной продукцией, после чего программу-минимум можно считать выполненной. Если есть возможность слиться с гуляющей на улицах публикой в центре Праги – это стоит сделать, чтобы почувствовать потрясающую атмосферу коллективного беззаботного праздника. Причём что приятно – количество агрессивной пьяной публики крайне невелико, поэтому ничто не мешает наслаждению моментом. В-третьих, наши эмигранты отмечают православное рождество, потому что хоть мы и в Чехии, но русские праздники никто не отменял. А в-четвёртых, старый Новый год – это наше всё! Вот и выходит, что сначала наши люди вместе с чехами радостно ничего не делают весь декабрь, а потом еще добрых три четверти января отдыхают от праздников. Конечно, не все так поступают – исключительно по желанию. Или если здоровье позволяет.
      Уже много-много лет большинство русскоязычных эмигрантов по всему миру по инерции и в согласии с генетической программой, заложенной на подсознательном уровне, готовят на Рождество и Новый год стандартные тазики с оливье. Прочие салаты в расчет не берутся как не имеющие столь глобального распространения. Однако живущие в Чехии эмигранты при этом оказываются еще и очень близки к национальному духу, ибо упоминавшийся выше классический картофельный салат, неизменно присутствующий на чешском рождественском столе – не что иное, как наш родной оливье, только без мясной составляющей. Многие, как истинные чехи, честно готовят карпа – если в семье есть любители этой рыбы. Когда же таковых нет, то в дело идёт селедка под шубой – опять же с неизменным успехом. 
      Любопытной традицией, плавно связывающей кулинарный аспект праздника с присущими ему приметами, является обычай и рыбку съесть, и деньгами разжиться. Необходимо положить в свой кошелек несколько высушенных чешуек от невинно убиенного карпа. Предполагается, что если этого не сделать, то в следующем году купюр в таком вот обезрыбленном кошельке будет водиться до обидного мало. Между прочим, если вам жалко убивать рыбку, или же вы просто не любите карпа, но и по миру идти из-за этого вы не желаете, то есть выход. Покупаете живого карпа на предрождественских карповых распродажах, когда на улицах выставляют огромные бочки с живыми рыбами, сдираете с него несколько чешуек и выпускаете в речку или озеро. Так поступают многие, и это тоже часть традиции.

    • GDV
      Стенограмма исторического события в декабре 2007 года от первого лица.
      «Чай, не каждый день в Шенген вступаем» - подумал я, и решил присутствовать. 
      Любопытно, что чёткой программы празднования столь знаменательного события не появилось до последнего момента. Но было известно, что наиболее существенные мероприятия пройдут в районе смычки трёх границ – Чехии, Германии и Польши. Этот район чехи называют Троиземье, и туда-то я и направился.
      Часть первая: ночное.
      Около одиннадцати часов вечера я приехал к погранпереходу, который, по идее, должен был стать ареной будущих торжеств. Однако натолкнулся на одинокого полицейского, вставшего у меня на пути. Его машина стояла поперёк дороги, полицейский стоял возле машины, и у них обоих был унылый и понурый вид. На вопрос, куда тут ехать праздновать, полицейский с печальной улыбкой сказал, что ничего не знает, у него есть приказ не пущать никого, даже местных жителей. А если я хочу присоединиться к торжествам, то должен приехать с утра. «А в полночь что – ничего не будет?» - удивился я. Оказалось, что будет, но на местном, местечковом уровне. Тут рядом, за углом и налево. Я поехал за угол.
      Точнёхонько на пересечении трёх границ есть ручеёк. На ручейке стоит деревенька, разделенная им на две части. А поскольку граница проходит по ручью, то деревня получается частично польская, частично чешкая, да еще и немецкая немножко.

      Вот мостик через ручеек, где местные жители отметили сметание границ. Через заборчик высотой в полметра лазают, когда ходят в гости к родным.

      Было очень холодно. Ручеёк замёрз. Я тоже. Для присутствующих были приготовлены столы с горячим вином и нехитрой закуской.

      Набежавшее и наехавшее телевидение брало интервью у именитых селян.

      С той стороны долгое время была тишина. Мне даже показалось, что всё происходящее интересно только чехам, а немцам с поляками дела нет. Но минут за десять до полуночи от них повалил народ, стало тесно и шумно. Пришёл польский оркестр и стал играть голыми руками на морозе.

      Старосты трёх приграничных областей, после непродолжительного распределения «болгарок» и перчаток, приступили к делу.

      Заборчик был перепилен.

      В торжественной обстановке разрезали ленточки в цветах трёх государств, после чего все стали кричать «ура» и бросать в воздух чепчики. 

      Старосты (немец, чех, поляк) выпили шампанского сами и налили всем желающим. 

      После чего был устроен небольшой салют, и я поехал на ночлег в либерецкий отель, ибо холодно было несусветно.
      Часть вторая: дневное.
      Фоторепортер Меньшов уже обвешивал себя сумками и ремнями. 
      Кепку он надел задом наперед, чтобы козырек не мешал смотреть в видоискатель. 
      Фотографу предстоял большой день.
      И.Ильф, Е.Петров. "Золотой Теленок"
      К девяти утра я был на месте. Место выглядело вот так.

      На сей раз вместо польского оркестра, который пришел пешком, слух собравшихся услаждал чешский оркестр, который приехал на автобусе.

      Полицейские шумною толпою направлялись к месту работы. У меня строго спросили, глядя на фотоаппарат: «Вы из газеты?», на что я честно ответил: «Нет, а что?». «Да так, ничего. Держитесь правой стороны!» - сказали мне. Я сразу же начал держаться.

      Однако достаточно быстро выяснилось, что держаться этой самой стороны совершенно неинтересно. Оттуда ничего не было видно, а такая позиция в мои планы не входила. Поэтому я сделал независимое лицо и тихонько, без ажиотажа, перешел через неплотно прикрытую калиточку на территорию корреспондентов. Припав к зеркалке и усердно изображая опытного спецкора, я пробрался в эпицентр.
      Собратья-корреспонденты в ожидании корреспонденции расположились плотной кучей.

      Внезапно пронёсся слух, что вот-вот всё начнётся. Взмахнув объективами, репортёры бросились вперед.

      Но на самом деле ничего не началось, а просто привезли импровизированный шлагбаум, который предполагалось дать попилить премьер-министрам Чехии и Польши, канцлерше Германии, а также (при желании) председателю комиссии ЕС. 
      Вокруг шлагбаума сразу же создалась нездоровая суета. Вместо того, чтобы огородить место распила достаточно просторным образом и создать, тем самым, больше места для размещения работников СМИ, полицейские просто принесли шлагбаум и стали рядом с ним. Разумеется, нормальные условия для съемки получили только несколько человек непосредственно рядом с полицейскими. А людей, которым надо было отрабатывать свой фото- и видеохлеб, было намного больше, чем несколько.

      Поначалу никто особенно не пихался и не толкался. Ждали гостей. И дождались.

      Высокие стороны не заставили себя долго ждать на морозе, появившись около десяти часов утра. И как только автобусы приехали, стало понятно, что сейчас что-то будет. Смешались в кучу кони, люди, камеры и полицейские.

      Народ воевал за место под солнцем. Главным образом напирали на полицейских, требуя от них пригнуться и не заслонять. Поскольку требовали на английском и немецком, то чешские полицейские лишь хмурились и тихонько ругались чешскими словами.
      Пригодился мой рост и длинные руки – рядом со мной маленький фотограф азиатской внешности тщетно пытался подскочить и снять хоть что-нибудь в прыжке. Но это была утопия – объективно-человеческая масса стояла плотно.

      На шлагбауме предварительно сделали насечки. Вероятно, для того, чтобы брёвнышко, не дай бог, по ошибке не распилили вдоль, а не поперек.

      Когда стало понятно, что еще чуть-чуть, и полицию просто затопчут, она (полиция) вызвала подкрепление по мобильнику. Оно пришло, и бедным корреспондентам пришлось совсем худо.

      Взгляд итальянского корреспондента может прожечь насквозь. Ну не дают работать, скоты…

      И вот он, исторический миг – Тополанек сотоварищи пилит ненавистную границу пилой. Граница сопротивляется. 

      Но плох тот премьер (равно канцлер или председатель), который не умеет пилить и рубить. Граница пала, шлагбаум распался на части, а озверевшие корреспонденты, которым данный миг не удалось заснять вообще, чуть не проткнули мне спину фотопринадлежностями.

      В обстановке чрезвычайной нервозности, вызванной неразберихой и толкучкой (полиция не могла понять, где репортёрское отродье, а где незаметные службы безопасности трёх государств), основные участники действа всё же пробились на сцену, где и пришли в себя.

      Корреспонденты, помятые полицией и друг другом, злобно нацелились на сцену. Те, кто в толпе лишились предмета нацеливания, просто стояли в злобном бессилии (некоторым повредили камеры, а у одного репортёра растоптали даже дюралевую складную лесенку-табуретку).

      Первым дали слово чешскому премьеру. Он слово взял и начал говорить.

      Сказал Тополанек всё, что должен был сказать. Вполне себе пристойная речь, соответствующая случаю. Но!

      Стоит обратить внимание на выражения лиц тех, кто его слушал. Канцлерка вообще всю церемонию откровенно скучала (и сама выступать не стала). Чешский министр внутренних дел Лангр одобрительно аплодировал. 

      Далее инициативу перехватил польский глава правительства Дональд Туск. Он сказал то же, что и Тополанек, присовокупив душещипательную историю про то, как в прежние времена ему было трудно получить загранпаспорт, и как хорошо, что это всё уже позади.

      Жолнежи внимательно внимали своему высокопоставленному соплеменнику.

      Далее стал говорить председатель еврокомиссии Хосе Барросо. Говорил он очень долго и очень горячо.

      В частности, он сказал следующее:

      Снимать Барросо мне не давали стоящие сзади камерные операторы. Стоило мне поднять руку с фотоаппаратом, как они хором начинали кричать: «Down! Down!». «Сами вы дауны!!» - огрызался я.
      После того, как все сказали без бумажки всё, что хотели сказать, присутствующие взялись за руки, друзья. Взялись, ей-богу, за руки. 

      Ну и обмыли чисто символически. По бокальчику шампанского. На морозе удовольствие сомнительное.

      Церемония оставила хорошее впечатление (кроме организации). Присутствующие высокие лица явно получали удовольствие от происходящего. А теперь внимание, вопрос: кому и зачем показывает дулю Барросо, держа в другой руке шампанское?

      Когда стало понятно, что шампанское кончилось, политические деятели вызвали вертолёты и разлетелись.

      А у меня на память о вступлении Чехии в Шенген осталась та самая пила, которой премьеры пилили шлагбаум. Как именно она ко мне попала, я, с вашего позволения, умолчу :). Должна же быть хоть какая-то интрига.

    • GDV

      Убить крота

      By GDV, in Articles,

      У нас появился крот.
         Когда он впервые соорудил посреди травы аккуратный холмик, я, признаться, не почувствовал особого беспокойства. «Ах ты редиска, нехороший человек!» - пожурил я его мысленно, не без умиления думая о пушистом трудолюбивом подземном зверьке. 
         Среди травы образовалась проплешина.
         Через какое-то время появилась еще одна кучка свежей земли. Потом еще одна. И еще.
         Умиление куда-то пропало без следа.
         Но мер я еще не предпринимал, тем более что сосед сказал, что раньше их тут не было. Ну ладно, думал я, может он тут транзитом. Побудет и уйдёт себе дальше.
         Не ушел. Понравилось. Ему, не мне.
         Крот стал подрывать корни малины, недавно с любовью посаженной вдоль изгороди. Корни сами по себе были ему не нужны, но малине от этого было не легче – она стала сохнуть.
         И тут моё терпение лопнуло. Нужно было принимать меры, и я их принял.
         В Горнбахе было куплено ультразвуковое отпугивательное приспособление. Оно втыкалось в землю на приличную глубину и издавало как звуки в диапазоне слышимых частот, так и ультразвук. Питалось оно от солнечных батарей и стоило что-то в район восьмисот крон. Из описания вытекало, что через несколько дней после включения устройства жизнь кротов и полевых мышей в радиусе пятисот метров становится настолько невыносимой, что у них, у кротов и мышей, сдают нервы, они пакуют чемоданы и убывают, куда глаза глядят (мыши) и в неизвестном направлении (кроты). 
         Я воодушевился, потёр руки, воткнул ультразвуковое пугало в землю и включил. Пугало зажужжало. На душе было приятно от осознания собственной гуманности – вот же ж, мол, и кроты целы, и трава непорчена. 
         На следующий день кротовин появилось еще больше, чем раньше. Я открыл инструкцию и прочитал, что поначалу у кротов может наблюдаться увеличение активности – ну, мол, истерика у животного. Понимать надо. Я успокоился.
         Кроты не выходили из истерики дня три, а потом пропали. Я возликовал, и даже начал было засаживать травой проплешины от кротовин.
         Ликование не было изнуряющее долгим – не прошло и недели, как кроты адаптировались. И, видимо, даже стали получать некий извращенный кайф. Кроты-мутанты рыли ходы в непосредственной близости от жужжащей ультразвуковой хреновины и тащились. 
         Я снова прочитал инструкцию. Там рекомендовалось периодически менять место инсталляции девайса. Я сменил.
         Кротов заколбасило еще круче. Малина прогрессивно засыхала. Каждое утро я с содроганием смотрел в окно и считал, сколько кучек добавилось за ночь.
         И я потерял остатки человеческого облика. Стало понятно, что только война не на жизнь, а на смерть может решить кротиный вопрос в рамках нашего узкого, отдельно взятого социума.
         Я пошел в наш Глобус и накупил оружия. Арсенал состоял из специальных дымовых шашек в количестве четырех штук и не менее специальных шариков не совсем ясного происхождения в количестве двадцати штук. Шарики были с пронзительным цитрусовым ароматом и сопровождались указанием совать их на глубину пятнадцати сантиметров вне кротиных ходов. Потому как хоть для нас лимонная отдушка и приятна, но кроту она, оказывается, хуже, чем для нас аромат несвежего мертвеца. И крот ни за что не захочет оставаться в одной компании с таким запахом. Что же до дымовых шашек, то их способ действия очевиден: хватаешь крота, зажигаешь шашку и засовываешь ему в рот. Шучу, конечно. На самом деле нужно было убрать землю с кротовины, найти отверстие, зажечь шашку и засунуть её в кротовый проход. Поглубже. И провернуть там желательно пару раз… Шашки стоили крон двести, шарики – сто пятьдесят.
         На следующее утро я открыл военные действия по всем направлениям линии фронта. «Ну что, сыграем в шашки?!» - думал я. Я откопал кротовину, запалил шашку, и когда из неё с шипением повалил удушающий дым молочно-белого цвета, засунул шашку куда следует. Не прошло и двух минут, как дым начал пробиваться из-под земли в таком количестве мест, что только тогда я смог оценить масштаб трагедии… Участок оказался изрыт чуть ли не наполовину.
         Лимонки я трудолюбиво закапывал где только мог, приговаривая про себя добрые пожелания детям подземелья.
         На следующий день наступило затишье. Утром, посмотрев в окно, я не увидел ни одной кротовины. 
         Но, наученный горьким опытом, я не стал радоваться раньше времени. И правильно сделал.
         Кроты вернулись через несколько дней, мутировав еще раз. Те, кто не смог приспособиться, обзавелись противогазами. Дым отечества им стал сладок и приятен. Лимонные шарики, правда, они обходили стороной.
         В районе ведения боевых действий по траве стало очень мягко ходить – земля проседала под ногами, изрытая балдеющими от дыма и ультразвука кротами.
         Было понятно, что огневую мощь надо наращивать. И вот в один прекрасный день я оголил все кротовины и вентиляционные отверстия (есть и такие – те же дыры в земле, только без куч), приготовил всё для операции, и приступил.
         В норы я сначала бросал лимонку, потом зажигал шашку, потом сыпал щедрою рукой хлорку для дезинфекции бассейнов, а потом присыпал землёй. С вентиляционными отверстиями я поступал точно также. Я чуть было не пал на поле боя, надышавшись дымом и хлором. 
         Но вот уже неделю от кротов не поступало никаких известий. Или они сдались, или просто было слишком жарко. Увидим.



  • Сообщения

    • В Чехии уже можно купить поддельные паспорта covid. Проверить действительность этих сертификатов за границей практически невозможно, поэтому торговля ими стремительно растет.  Бардак
    • А мне не зашел, пытался посмотреть, но что-то он краааайне унылый.
    • в 90-е я, будучи студентом, пару точек с алкашкой держал. весело было. но всех пережил)))