turikz

Прага - Улан-Батор - Магадан

Recommended Posts

Дисклеймер:

 

1) Отчет написан мной, прежде всего, для себя, а не для публики. Поэтому он может показаться вам неинтересным или не понравиться по другой причине.

2) Фотки вставлены чисто для разбавления текста. Больше фоток смотрите по ссылкам в конце каждого этапа. Фотки не обрабатывались. Всего фоток 8000. В галереях около 800. Фотки в галерее на досуге все надпишу. Ровно как и выставленные в этой теме. Здесь надписал.

3) Название разделов курсивом - тематические отступления, требующие отдельного описания.

4) На предмет ошибок и опечаток не редактировал. Снова все это читать нет никаких сил.

5) Мог что-то забыть или опустить. Если что, спрашивайте, добавляйте.

6) Про быт в дороге, машину, расходы и другие детали напишу отдельно вместе с foxом, позже. Пока костяк.

7) Из видео постараюсь собрать что-то путное попозже.

8) Позже оформлю в виде сайта. Может, там будет чуть удобнее читать-смотреть.

9) Пока отчет выкладывается эксклюзивно на этом форуме. Здесь этам тема родилась, тут и должна кульминировать.

 

Время 4:28. Я отстрелялся. Пошел спать. Завтра понедельник. А вы усаживайтесь поудобнее, наливайте пива/чая. Поехали…

 

Вместо предисловия

 

- Что думаешь, когда реально можем выехать?

- Не знаю, может через неделю, или в понедельник?

- Да нечего неделю собираться, надо сегодня ехать.

- Прямо сегодня???!!! В ночь что ли? А собраться, проверить всё?

- Ты через неделю также скажешь, так что давай по домам собираться, и в 21:00 здесь.

- Ладно, давай…

 

Этот диалог не придуман для красочности. Он действительно состоялся 2 июля 2014 г. между мной и foxом.

 

Выезд

 

1%20(1).JPG

5 минут до выезда

 

Так 2 июля 2014 г. в 22:20 пражского времени мы выехали в Магадан. Впереди более 28 000 км и 47 дней в пути. Позади несколько лет раздумий и полгода интенсивной подготовки. Подготовка казалась бесконечной, списки постоянно дополнялись, а вычеркивание сделанного давалось больно тяжело. Готовиться можно бесконечно. Поэтому пришлось все остановить и просто поехать. Что-то было не закончено, то-то не успели даже начать. Что-то рассчитывали сделать в пути.

 

В экипаже было трое: я, Вадик и его 8-летний сын Сава. Ничего себе экипаж с Праги до Магадана, подумаете вы. Я тоже так думал, но что оставалось делать? У нас не было ни толпы единомышленников, ни второй машины, ни спонсоров с операторами. Чем богаты, как говорится.

 

Машина до выезда не прошла ни километра тестов. Все было в теории. Поездка была тестом. Первые пару сотен километров я боялся одного: что с машиной что-то случится и придется вернуться. Даже спросил тогда Вадика, где наш рубеж, когда поломка перестает означать возврат и становится дорожным приключением. Решили, что рубеж в Бресте. Тогда очень хотелось дотянуть до Бреста.

 

Первый этап: Прага – Алтай

 

map1.jpg

 

В Бресте мы оказались уже в 9 утра следующего дня. Точнее в Домачево, где планировалось пройти границу быстрее. Там нам первый раз задали сакральный вопрос «Куда едете?». Куда, куда, в Магадан! Пауза. Через Монголию. Улыбка… Граница была пройдена за 2,5 часа, а в обратную сторону стояли если не сотни, то много десятков машин в очереди. Русские в отпуск Европу, мы из Европы в Магадан. Всё на своих местах.

Белоруссия как обычно прошла гладко, кроме знакомства с новой для меня системой оплаты дорог в стране перезревшего социализма. Запомнилась фраза дамы в окошке: «Если проедете под воротами на трассе, и прибор не пикнет, возвращайтесь и катайтесь под ними туда-сюда, пока не пикнет, а то штраф платить будете». Сначала думал что-то спросить, но, открыв рот, передумал. Еще запомнился огромный плакат в Бресте «Выкидывая мусор на улице, не забудь хрюкнуть». А дальше дороги, сосны и туманы.

 

К полуночи прибыли на российскую границу за Гомелем. Не знаю, есть там граница или нет, но нас остановил мент для проверки. Пока он проверял, неподалеку от нас, на посту, сидела пьяная компания из служивых и гражданских, и один из служивых лениво похлопывал дубинкой по голове сидящего рядом, пьянющим говором выкрикивая в его адрес: «Ты бл*** имбецил еб*****!». И именно в этот момент мне на чешский телефон пришла смс о том, что я въехал в российский роуминг, которая начинается словами «Vítejte v Rusku!» («Добро пожаловать в Россию!»). Да уж, точно добро пожаловать.

 

Въехав в Брянскую область, было решено ехать в ночь до Курска, где нас ждала передышка у родных и встреча с моей семьей, которая была отправлена к бабушкам-дедушкам на время наших похождений по планете. Брянск, Орел, Курск. Дороги хорошие, местами отличные. В 2011-м на этом маршруте все было намного печальнее. До Курска доковыляли к утру и завалились спать. Было пройдено первые 2000 км.

 

В виде небольшого отступления замечу, что изначальный маршрут планировался через Словакию и Украину, что, безусловно, было бы интереснее, чем пилить в очередной раз по Польше и Белоруссии. Но известная политическая ситуация внесла свои коррективы, и мы не захотели рисковать всей задумкой ради сомнительного адреналина. Южной дорогой через Черноземье мы не только имели дополнительный чекпойнт в Курске, мы еще избегали Москвы и ее нудного объезда, который мог сломать любые временные рамки и измотать еще до начала всего интересного.

 

В Курске кроме шашлыков и баньки нас ждала первая неприятная мелочь: начала барахлить ручка включения дворников/омывателя. Вот так, переберешь всю машину по винтикам, а про ручку дворников и не подумаешь. Вадик по-гусарски разобрал, починил и собрал. Больше не волновала.

 

После дневки и пополнения запасов в Курске, ранним утром двинулись в сторону Воронежа. Нас ждал следующий дорожный участок: доехать до Уфы, моей родины, очередного чекпойнта с передышкой. Ехали по маршруту по маршруту Курск - Воронеж - Саратов - Самара - Уфа. Кроме того, в Уфе планировалось доэкипироваться необходимым туристским оборудованием, аптечкой, доложить дорожные причиндалы, заказанные по пути к приобретению.

 

Воронеж прошли по объездной, а вот в Саратов решили заглянуть, несмотря на то, что наши представления о роскошном городе на Волге были сломаны уже при въезде в область: такой ужасной дороги мы не встретили до самой Монголии. Кроме тусклых неухоженных кварталов, в Саратове нами найдено ничего не было, поэтому мы быстро пошли на выезд с надеждой на ночевку где-то вдоль Волги. Вот там-то нам повезло больше: заехав уже после 21:00 в первую попавшуюся деревню с мелодичным названием Широкий Буерак, добрейшие местные люди договорились с соседями, чтобы нас пустили на задний двор их дома с машиной. Этот уголок представлял собой небольшую полянку с прекраснейшим видом на многие километры великой реки на фоне летнего заката: перед нами было Саратовское водохранилище. Перекинувшись парой слов с местными о жизни в их регионе и проблемах мирового сообщества, мы отправились спать в свою передвижную конуру. Это была первая ночевка в машине и вторая за всю дорогу: до этого мы ехали в два руля и раз ночевали в Курске.

 

1%20(2).JPG

Ночевка на Волге

 

На следующий день мы двинулись к Самаре, чтобы выйти на трассу М5. Причем двинулись мы по хитрому пути, подсказанному нам местными в деревне. Переехав через ГЭС в Балаково, мы пошли вдоль левого берега на север. Дорога была неважная (если не сказать больше), но зато пустынная и покороче, чем основная, что было намного важнее для нас с учетом скромных скоростных возможностей при обгоне фур на оживленных магистралях. Обойдя стороной Самару, мы вышли на М5, которая, как обычно, сплошь и рядом ремонтировалась. Откровенных пробок нам не попалось, но разбитых объездов по бездорожью за фурами было немало. До Уфы дошли к вечеру. Пройдено 4000 км от Праги за 4 дня пути. На следующий день отправились совершать покупки, повидаться с моими родными и теми, кто заранее закупил для нас кое-какие важные дорожные причиндалы. Все это приобреталось в Уфе, т.к. в Праге на это просто не хватило времени, что-то невозможно было найти (например, алюминиевые канистры для топлива и воды), что-то пришло в голову уже в дороге. Загрузив все вновь приобретенное в машину, мы были готовы выйти на очередной этап своего путешествия.

 

После Уфы мы направились к первой точке интереса, в этот раз моего личного: поселку Новобелокатай на границе с Челябинской областью, где я провел свое незабываемое детство, и где последний раз был в 9 лет. Природа становилась разнообразнее и ярче. По пути нам то и дело попадались местные жители с ведерками земляники, а, остановившись на пригорке на обед, мы обнаружили, что ступить ногой некуда, чтобы не раздавить кустики, увешанные полевой клубникой. По просторам холмов резвились кони, воздух приобрел насыщенный запах травы и лесов, дорога была отличной для такой глуши.

 

Конечно, деревня моя оказалась почти неузнаваемой: все стало каким-то маленьким, высоченные тополя порубили, дома покосились, пришла капиталистическая инфраструктура, и на площади построили огромную церковь. Зато в нашем доме на две семьи до сих пор проживает наша старая соседка Вера Наумовна, которая из-за возраста с трудом меня вспомнила. До встречи с ней мне казалось, что ей на сегодня должно быть лет сто как минимум. Попив чаю с конфетами и обсудив былые времена, я распрощался с соседями на следующие лет 100, и мы проехались на речку Ик, куда я в детстве гонял гусей на променад. Речка обмельчала, зато гуси с помеченными разными цветами шеями там так и выгуливаются, что не могло не порадовать. Пообедав на берегу и расспросив население про дорогу, двинулись в путь.

 

1%20(3).JPG

Дом, где прошло моё детство

 

После Новобелокатая нам предстояло вернуться на трассу М5 в районе Златоуста. Для этого нам пришлось не без поддержки местного населения разработать маршрут по уральским грунтовкам, где наша машина наконец-то нашла свою стихию. Там мы окончательно убедились, что ехать по автобану и хреновой грунтовке мы способны с одной и той же максимальной скоростью: 90-100 км/ч. Златоуст суров. Стало понятно, что из европейской части нашей страны мы потихонечку выезжаем. Вспомнил про оружейный промысел и какую-то известную тюрьму. Стела Европа – Азия. Фото. Подошли к Челябинску. Не помню почему, но пришлось ехать через город, где удалось постоять в пробках и наблюдать непривычное хамство местных водителей. После Челябинска трасса меняет код на М51 и приобретает громкое имя «Байкал». Горы пропадают, начинаются степи и болота. Переночевав прямо на целине в Курганской области, начали решать вопрос проезда мимо кусочка Казахстана на нашем пути. Логично было бы пройти через Казахстан: ведь мы теперь в таможенном союзе, и граница должна быть чисто формальной. Но азиатская действительность и чешская машина с временным ввозом точно внесли бы коррективы в этот безупречный план, поэтому решили не рисковать и последовать совету казахских дальнобоев: обойти от Петухово через Ишим в Тюменской области. Дорога с тех мест стала сильно ухудшаться, кое-где был откровенный хлам. Но как только въехали в Тюменскую область, под колесами заблестел новенький асфальт. После въезда в Омскую область снова начались неприятные ухабы. Вот какие чудеса делает нефть. Омск обошли по краю, приятных впечатлений от окрестностей получить не удалось. Запомнились неимоверных размеров особняки, почему-то преимущественно розового цвета, лаконично расположившиеся вдоль пыльной, явно вечно забитой фурами, дороги. В Новосибирск решили идти в ночь, приехали под утро (это был третий ночной перегон) и до открытия магазинов залегли спать прямо в машине в центре города. Планировалась покупка атласа дорог РФ (до этого ехали по Гармину и Генштабу, который дома просто скачал, а осваивал уже в пути), возможно, карты Монголии и хорошей GPS-мышки (наша была без провода, и прием был неважный). Небольшое исследование Интернета, несколько звонков в магазины, и все кроме карты Монголии решено. Карты Монголии в природе не существует. Зато в книжных была обнаружена огромная реклама книги о том, кто и зачем развалил Украину.

 

1%20(4).JPG

На границе цивилизаций

 

Следующим нашим пунктом стоянки был г. Юрга в Кемеровской области. Это родина Вадика, где еще живут кое-какие его родные. Там было запланировано принятие окончательного решения о том, едет ли с нами дальше юный Сава, или остается гостить у бабушек-дедушек. Сава остался в Юрге, а в процессе принятия этого решения мы успели докачать карты с хорошим Интернетом, поменять масло в машине, кое-что докупить (когда ж мы перестанем что-то докупать?). Там же я наконец-то подстригся, Вадик повидался с родными и друзьями со школы. Город его разочаровал: слишком много уличной рекламы, бардак, беспорядочное строительство. Наивный. В Юрге, кстати, нас ждала вторая неприятная мелочь с машиной: по непонятным причинам сгорел инвертер на 220В, так что с этого момента пришлось приспосабливать все приборы на питание от 12/24В. На выезде из Юрги, после множества переживаний по поводу отказавшегося продолжать путь Савы, Вадик, помню торжественно сказал: «Ну вот, теперь мы можем материться, курить в машине, и вообще делать что угодно». После Юрги мы также заехали в маленькую уютную деревеньку, где Вадик зашел поприветстовать своих близких родственников. Вспомнили про Сашу (Svey), автора идеи Магадана, чьи фамильные корни также кроются где-то через речку от этих мест. Жаль, что он спрыгнул с этой идеи еще на ранних этапах. Было бы очень трогательно и ему посетить родные места по пути на край света. Да, пройдено на этот момент почти 6000 км от Праги за 8 дней пути.

 

Из Юрги наш маршрут лежал на юг, через Кемеровскую область, откуда мы должны выйти на М52, более известную в народе как «Чуйский тракт», проходящий по Алтайскому краю из Новосибирска до границы с Монголией. По пути нам пришла в голову спорная идея заехать на Телецкое озеро, известное место отдыха новосибирцев и алтайцев. После Новокузнецка нам пришлось свернуть на вполне приличную, судя по карте, дорогу, чье качество, однако, позволяло двигаться со скоростью не более 5 км/ч, и пришлось делать большой крюк, чтобы уже к позднему вечеру попасть на Телецкое. Дорога на Телецкое очень живописна, по пути одни алтайские деревеньки и торговцы медом среди речных долин и гор. Машин крайне мало. Меду приобрели, хотя до сих пор не уверены в его качестве. А вот на самом озере нас ждало две новости. Как обычно, одна хорошая: озеро очень красивое, из него выходит не менее живописная речка, все это окружено высоченными алтайскими горами. Вторая новость была плоховатой: северное побережье озера, откуда мы подъехали, было заполнено хаотичной застройкой, в 3 этажа «запаркованными» машинами, громкой музыкой, бесконечными «базами отдыха» разного формата, скитающимися пьяными «отдыхающими» и табличками типа «сдам домик» в самых неожиданных местах. В конце дороги нас ждал особый сюрприз: поляна для вольного лагерного отдыха, где вся ситуация была еще усугублена сортирным запахом по всей территории. В общем, мы решили рулить назад к устью реки, где встали на полупустую полянку с несколькими палатками. Произведя омовение в речке с леденящей водой, мы поужинали и отправились спать. На следующий день нам предстояло пройти Чуйский тракт и подойти к монгольской границе.

 

На следующий день нас приятно удивил факт, что Чуйский тракт – это почти безупречная асфальтированная дорога по красивейшим местам. После Горно-Алтайска дорога стала особенно живописной: горы поднимались все выше, долины становились шире, виды заканчивались снежными вершинами. По зеленым полянам пасется скотина, включая первый раз встретившихся яков. С учетом качества и характера дороги сразу вспоминается Швейцария, причем Алтай во многом побеждает. Полет прекрасных мыслей об этих прекрасных местах возвращает обратно на землю количество пьяных на улице и наглухо бронированные кассы заправок, где кассира не только не достать, его попросту не видно. Деньги кладутся в железный ящик, который с грохотом уезжает в утробы этого форпоста. Слышат меня или нет на другой стороне, тяжело сказать: ни микрофона, ни динамика нет, стоит только надеяться, что заправка работает и дадут сдачу. На одной из заправок на нас робко посмотрели загорелые, явно европейские лица двух велосипедистов-путешественников: испанцы едут в Монголию покататься. Судя по длине бороды, едут давно, и ехать будут еще 4 суток только до границы: пилить по перевалам на загруженном велике – нелегко. В горноалтайском Эльдорадо у меня охранник перед кассой забрал из рук все мои скромные покупки, выложил их на кассу, я заплатил, после этого второй охранник выдал мне товар в руки. Все время они блокировали выход от кассы в обе стороны. Заходя по пути в магазины, постепенно обращаю внимание на то, что из оборота практически исчезают овощи и фрукты (они здесь просто не растут), а цены на все резко поднимаются. Теперь мы не просто уехали из Европы, мы покидаем нашу цивилизацию.

 

1%20(5).JPG

Алтай

 

Часов в 6 вечера мы подошли к границе с Монголией. Если та Россия, по которой мы до этого ехали, со всей ее разнообразностью, нам была еще хорошо знакома, то приграничный Алтай уже перенес нас куда-то в другую галактику. Пришел тот момент, когда стало понятно: это уже не просто дорога, начинается наше путешествие. Пройдено чуть больше 7000 км. В пути 11 дней.

 

Доехали до российского КПП в Ташанте (поселок мы позже ласково переименуем в «Ташнату»). Никого нет. Все закрыто. Границу как будто отменили. Много я видел границ, но никогда не видел границу, которая закрыта, не работает. Метрах в 20-ти стоит палатка, и у костра греется парень латиноамериканской на первый взгляд наружности. Подхожу хоть что-то узнать про границу. Выясняю, что открывается она завтра в 9:00, и парень тот вовсе не индеец, а казах из Израиля, который уже много лет скитается и путешествует по Израилю и миру, и из них 3 дня ждет на этом КПП, пока у монголов закончатся традиционные праздники. Кроме того, граница и в обычное время не работает по выходным. В общем, нам крупно повезло, что мы прибыли в воскресенье вечером. Получив столь радостную информацию, мы решили отъехать от дороги помыться и поесть. Встали на краю деревни, наслаждались видом огромного пасущегося стада на фоне забора государственной границы. Виды, конечно, немыслимые. Они явно предвещают то, что в Монголии нас ждет что-то еще более невероятное. Минут через 15 нашей стоянки замечаю за избушкой машину, которая просто встала без ясной цели. Еще минут через 10 подъезжает, выходит алтайский пограничник: иностранным гражданам нельзя в приграничной зоне удаляться на более чем 100 м от дороги, а наша машина явно говорит об иностранном присутствии. Успокоили парня, мол, мы граждане РФ, на что он вежливо извинился, пожелал приятного аппетита, и удалился снова постоять за избушкой. Мы – граждане, нам можно, о как! Проведя вечерние процедуры, вернулись к переходу, чтобы занять очередь на утро, и завалиться спать прямо перед КПП. Пообщался с израильским казахом. Говорит: «Я кочевник, живу без дома много лет, теперь по России катаюсь, надо выехать в Монголию, чтобы соблюсти российский безвизовый режим, да и покататься без конкретного плана.» Потом начал про мировую политику, пропаганду, Украину, спивающееся население России, Израиль, арабов и т.п. Стало скучно, я его успокоил, посоветовал не париться и насладиться местностью, и пошел попить мерзкого пивка, приобретенного за 200 рублей (1,5 л) в местном магазинчике. За нами начали подъезжать машины, по большей части с казахскими номерами. Как мы выяснили позже, вся приграничная Монголия заселена этническими казахами, которые в 90-е годы массово уезжали в Казахстан, а теперь едут навестить родных и близких на монгольской земле. Потом подъехали два внедорожника с кемеровскими номерами, и их тут же подцепил на свой информационно-вещательный крючок энергичный израильтянин. Это успокоило, т.к. стало понятно, что при невозможности перейти границу пешком кемеровчане подсадят его к себе.

 

1%20(6).JPG

Ворота в Монголию

 

Утром нас ожидало немало интересного, например немалая очередь, которая уже организовалась за нами. Да, нам точно повезло со временем приезда сюда. А за полчаса до открытия перехода к нам подошла девушка, и попросилась переехать с нами границу до ближайшего города (пеший переход в этом месте запрещен, т.к. между постами РФ и Монголии 20 км нейтральной зоны и нехилый перевал). На вопрос, как она приехала сюда и почему не продолжит путь дальше в той же машине, она сказала, что мужик, который ее сюда привез, проходит границу «быстро и один», без нее, а дальше подсадит ее обратно в машину уже в Монголии. Интересно, как он пройдет границу «быстро и один», быстрее нас, когда мы стоим в очереди первыми? А вот как: тут же подъезжает новая Тундра на алтайских номерах, ворота на пост открываются, и машина заезжает на территорию КПП. Пока туда доберемся мы, Тундра уже уедет на монгольскую сторону. Девушка, к слову, родом из Украины, живет в Польше, и в Монголию ее привела конференция по каким-то экологическим вопросам. Едет, по-моему, из Барнаула автостопом до монгольского города Улаангом на севере страны. Мужик на Тундре, которого она поймала на дороге, тоже случайно едет на ту же конференцию. Замечательные совпадения. В общем, подсадили девушку к себе, и ждем открытия границы для обычный людей на «нетундрах». Пост открывается, контролер приглашает нас принести паспорта, и тут первый сюрприз: украинским гражданам не нужна виза в Монголию, но зато они должны отметиться в какой-то иммиграционной будке, которая находится сзади, метров 100 от поста. Ну, она быстро туда. А там очередь других, кому «не нужна виза», и которые тоже должны «отметиться в будке». Кстати, мы не смогли найти ни одной страны, кроме РФ, чьи гражданам нужна виза в Монголию. Все ЕС и СНГ ездят без виз, РФ – по нормальным полноценным визам. Странно, подумали мы. Ну да ладно, пора привыкать к странностям в этой галактике. В общем, девушка в очереди в будку, а мы первые перед постом. Начинаем пропускать всех за нами, пост быстро заполняется машинами. Слава людям в «иммиграционной будке», которые сами вызвали «девушку из первой машины» без очереди и быстро ей все оформили. Заходим на пост. Поднимаемся к погранцам и таможне на второй этаж. Тот самый второй этаж, о котором когда-то писали страшилки, мол туда надо будет занести все вещи из машины на проверку. Оформляем вывоз машины, временно ввезенной в Домачево, проходим все контроли, идем показывать машину таможне. В толпе наверху узнаю немало интересного. Например то, что местные называют монголов «монгольцами»; что кемеровские джипперы везут с собой 600 (да-да, шестьсот!) литров солярки при разрешенных 10л на машину. Машины у них – Митсу L200 и новый Pajero Sport, нифига не Камазы, если что. Таможня их с легкостью пропускает со словами «они же не продавать». Наши 70л в канистрах – детские шалости, - говорю я открыто таможенникам. Кемеровчане перестарались по топливу, зато недоработка вышла с навигацией: как выяснилось, не имея никакого плана по Монголии, они впопыхах взяли или купили аж два навигатора, но нормальных карт Монголии ни в одном не оказалось. Я уже тогда понимал, что со времен карт Генштаба СССР никаких нормальных карт Монголии нет, и быть не может. Говорят, монгольские военные не дают точные карты в общественное пользование, поэтому все карты, которые мы позже видели, больше напоминают схему метро, чем реально отражают дорожную сеть страны. У израильтянина тоже вышел казус: пока он ждал в «иммиграционной будке», его багаж вместе с кемеровскими машинами прошел границу, а так как пешком он перейти не мог, его торжественно завез на пост монгольский микроавтобус, в котором он был запечатан горизонтально (монголы по пути из России грузятся покупками очень капитально). Посреди поста он выдал очередную образовательную лекцию про свободу (напомнило выступления попугая Кеши из известного мультика), после чего российские власти поспешили выпустить его восвояси. Мы прошли пост абсолютно спокойно, сели и поехали к монголам, тьфу, пардон, к монгольцам. Между постами 20 км нейтральной полосы, и это в добавок перевал.

 

Галерея этапа Прага - Алтай

Share this post


Link to post
Share on other sites

Второй этап: Монголия

 

map2.jpg

 

Сразу скажу, что никакие отчеты и рассказы, никакие нелепые фотографии не способны описать эту страну. Не скажу, что у меня особо богатый опыт путешествий, но таких видов и впечатлений не может предложить другое место в мире. Эта страна уникальна всей своей сущностью, природой, людьми, их образом жизни и просто атмосферой. Это тяжело описать, это из той категории, когда надо видеть и щупать.

 

Пройдя 20 километров межгалактической территории, мы подходим к монгольскому пограничному посту. Там все начинается с дезинфекции колес, за которую надо заплатить 50 рублей, но ее никто не делает, и просто машут ехать дальше. Дальше процесс представляет из себя набор несвязных бюрократических процессов, когда надо бегать из окошка в окошко, что-то заполнять, несколько раз бегать показывать машину… И вот мы почти в Монголии. Дядечка, наряженный как свадебный генерал в непонятную форму и большие солнечные очки (как у Сталлоне в «Кобре»), приглашает оформить страховку на машину. В «офисе» они заполняют какие-то бумаги, берут 1500 рублей, и выписывают какую-то бумажку, где мне непонятно ни слова, и даже не обозначено никаких сроков действия этого документа. Я до сих пор не уверен, действительно ли в Монголии существует некое подобие ОСАГО, или нам продают простую самозваную «липу». В той же при граничной деревне возбужденные монголы ждут туристов, и все время спрашивают про очередь на той стороне. Вроде как меняют деньги, при этом нам даже не предложили. Там же, прямо на границе, мы высадили нашу «экоспутницу», где ее давно ждала Тундра с загадочным «экодядькой». Итак, мы официально в Монголии.

 

Доехали до первого города Улгий (написаний много разных, я беру из карт ГШ). Город достаточно велик (не путать монгольское понятие «город» с нашим представлением), и здесь мы планируем заправиться, поменять валюту, купить карту и обдумать наши дальнейшие планы, которых у нас, честно признаться, почти не было. Успели мы только заправиться, и тут нас догоняет машина, водитель которой настоятельно предлагает остановиться. Некоторое время мы его игнорируем, но становится любопытно. Стоит отметить, что с первой минуты нахождения в Монголии ни у кого из нас не возникло даже сомнения о полной нашей безопасности в этих местах. Вот такие вот места. Оказывается, нас выловил местный самозваный турагент, который предлагает туристам решить различные задачи типа тех, которые предстояли нам. Наш новый знакомый оказался монгольским казахом по имени Мурат, и, обсудив с ним наши задачи, мы поняли, что он способен упростить нам день и сэкономить время, ожидая за это смешной по нашим меркам гонорар. Кроме всего, он предложил решить вопрос разрешения на въезд в погранзону, где находится нацпарк с прекрасными озерами Хотон нуур и Хурган нуур. На это мы без предварительной подготовки и не надеялись, поэтому поехали домой к Мурату обсудить всё за обедом. Сначала разрешения должны были быть на следующий день, но мы настаивали на 2 часах на их получение. Оказалось, что праздники в Монголии будут длиться еще 2 дня, а у местного пограничного начальника как раз в этот день юбилей, и Мурат убежал с нашими паспортами пытаться что-то решить. В то же время он поменял нам деньги по хорошему курсу, дал флэшку с Интернетом на все время ожидания, привез местную сим-карту взамен не признавшей Монголию МТСовской. Дочь Мурата накормила нас вкуснейшим обедом, и мы даже успели провести какую-то профилактику машины прямо во дворе дома. Дети Мурата вместе с соседскими всё время сидели у компьютера, рядом работал большой плоский телевизор. Надо сказать, их дома очень просторные и практичные. По нашим расчетам дом Мурата был площадью около 100 кв.м. и состоял из холла со столом и печкой, просторного зала и огромной детской спальни. При этом к дому была пристроена отдельная просторная кухня. Дома очень низкие, каменные, с плоской крышей, с них всегда более менее одинаковая температура. Во дворах их домов практически ничего нет: ни растительности, ни других построек. В углу стояла только бетонная собачья будка. В соседнем придворке было помещение для зимовки скота и колодец с электронасосом. Мурат словно всадник влетел на двор на своем стареньком Приусе «нулевого» поколения, и с гордостью сообщил, что это было невозможно, но он получил нам разрешения. Доделав все по сути лишние дела в еле дышащем Интернете, мы рассчитались за все услуги и стали собираться выезжать на озера. Мурат очень просил шариковых ручек для своих детей школьного возраста, но нам удалось найти лишь одну лишнюю. Эх, знать бы, что людям не хватает обычных ручек, взяли бы коробку. Набрали воды из колодца, спросили дорогу до озер, двинулись в путь. Мурат с сыном проводили нас на машине до выезда из города. Город, как оказалось, большой: около 100 000 населения зимой, и около 60 000 - летом. Остальные 40 000 – полукочевые скотоводы, которые уходят на лето в юрты и живут традиционным образом, лишь изредка приезжая в город за продовольствием и с целью продажи излишков скота.

 

2%20(11).JPG

Полевой сервис у Мурата во дворе

 

2%20(17).JPG

Монгольская дорога

 

Монгольские дороги

 

Дорога от Улгия до озер стала для нас первым настоящим знакомством с монгольскими дорогами и природой (от границы до Улгия мы ехали по приличному асфальту). По степной поляне у подножья гор в одном и том же направлении шло бесконечное множество протоптанных колей, которые периодически сходились, расходились, пересекались и уходили куда-то в сторону. Впервые по такой «дороге» ехать было нелегко, потому что все время казалось, что мы вот-вот уйдем куда-то не туда. Потом, только после пары сотен километров таких дорог мы начали привыкать к устройству движения, а на последнем монгольском участке после Улан-Батора мы уже с легкостью ориентировались в колеях, прекрасно понимая, зачем и когда протоптана та или иная тропа, и как выгоднее проехать до очередного «перекрестка» именно нам и сейчас. Достаточно скоро стал понятен и смысл тысячи дорог в одном направлении: в разные сезоны и в зависимости от погоды, монголы по-разному объезжают те или иные препятствия (лужи, болота, ручьи, сугробы, промоины, камни, овраги), создавая бесконечную сеть следов по пустынным степям. Кроме того, разные следы подходят разным типам автомобилей (грузовики типа Урала, «буханки» и УАЗы 469, японские джипы и легковушки). Принципиально дороги не поменялись с 80-х годов, когда были сделаны карты ГШ, по которым мы ехали, но монголы, например, могли со дня на день найти и «ввести в эксплуатацию» новый перевал через горы или новый брод через изменчивую весеннюю речку. Забегая вперед, стоит признать и неожиданно большую долю асфальта на дорогах страны. Обычно он положен на участках перед или после городов. Из 4000 монгольских километров на нашем пути чуть меньше 1000 км мы прошли по асфальту того или иного качества, причем больше трети его было совсем хорошим и явно свежеположенным. Асфальт монголы кладут по простой «русской» технологии, т.е. просто на навезенный песок или гравий, и покрытие им приходится часто обновлять, наращивая все новые и новые слои асфальта на потрескавшийся или провалившийся старый. Особого внимания на монгольских дорогах заслуживают два частых явления: гребенка и промоины. Грейдеры крайне редко и в очень малой доле проходят дороги заново, поэтому волны, возникшие от вибраций преимущественно рессорных разбитых подвесок, создают адскую «стиральную доску», на которой способен быстро рассыпаться любой легковой автомобиль. Даже наша Тойота по таким дорогам гремела и тряслась так, что на кузове стали позже появляться небольшие трещины в тонких местах, а некоторые приборы с хрупкими китайскими электронными платами и вовсе переставали работать. На такой дороге есть 2 варианта езды: или очень быстро, или очень медленно. Очень быстро могут более успешно проехать машины с мягкой подвеской, но износ подвески такой машины будет колоссально скорым. Нам же приходилось идти медленно, и каждые несколько метров выбирать узкие проезды с минимальной тряской. С опытом мы смогли увеличить скорость движения по таким дорогам, но иногда попадали в такие участки, где зубы сжимались, и казалось, что от машины вот-вот начнут отваливаться кузовные детали. Второй феномен монгольской дороги: промоина. Весной с гор по степи и пустыне течет неимоверное количество сезонных рек и ручьев. Двигаясь по такому подгорью, то и дело натыкаешься на сухие русла речек и ручьев шириной от 0,5 до 20 м и глубиной от 10 см до двух метров. Кое-где колея машин уже сгладила съезды и выезды из промоин, где-то можно оказаться перед достаточно высокой ступенькой, и, вовремя не увидев такое препятствие, можно влететь в большие неприятности. Стоит упомянуть уже не уникальный, но типичный признак монгольских дорог: пыль. Двигаясь за машиной по степной или пустынной дороге, видимость из-за поднимаемой ей пылью сокращается до нескольких метров, и обогнать такую машину часто непросто и рискованно из-за массы неожиданностей на дороге. Салон машины через некоторое время покрывается слоем песка и пыли, и даже пить приходится чаще, чтобы смыть пыльный налет во рту.

 

2%20(2).JPG

Монгольская дорога

 

2%20(5).JPG

Назывется "Поробуй обогнать"

 

Монгольски авто/мото и водители

 

Моторизованный транспорт в Монголии представлен в нескольких категориях:

 

1) Советские и российские машины, представленные большим количеством «буханок», «уазиков», чуть меньшим поголовьем ЗИЛов, Уралов, ГАЗонов и ПАЗиков. Техника эта по большей части старая, живет уже 7-ую жизнь, служит, в основном, кочевым монголам для поездок в город и для перевозки скотины, юрт и тюков. В восточной части страны практически около каждой юрты стоит «буханка», 469-ый или ЗИЛок. Монголы на «буханках» и УАЗиках – самые резвые водители, могут идти по жутчайшей дороге со скоростью до 100 км/ч, словно они скачут на коне по идеально ровной степи. Машины при этом набиты людьми и грузом, они гремят, но несутся почти как большие БМВ по немецким автобанам. Нередко монголы с улыбкой и оптимизмом осуществляют ремонт такой техники прямо на дороге, т.к. об эвакуаторе или автосервисе в степи речи вести не приходится.

 

2) Японские кроссоверы и внеорожники разных поколений. В этой категории лидируют Тойоты 80-ки, 100-ки и 200-ки. Я так понял, это выбор городских жителей, которым все-таки приходится выезжать за город к родным или по каким-то другим делам. Почти все машины в этой категории оборудованы вместительным багажником на крыше, кенгурятником, дополнительным светом. Также монголы очень любят машины типа RAV4 и X-Trail, но их на порядок меньше. Встречаются в равной мере как леворульные, так и праворульные машины.

 

3) Японские праворульные и корейские легковые машины всех поколений. Эти машины обитают в городах и селах, где есть хоть какие-то дороги. Таких машин мало, все они чаще всего в ужасном состоянии, и доживают свои годы, чтобы отправиться на помойку (или они живут бесконечно много жизней?). В Улан-Баторе ситуация в корне другая, но столица Монголии еще более разительно отличается от всей страны, чем, например, когда-то Москва отличалась от остальной России.

 

4) Китайские машины представлены только в грузовом сегменте. Легковушка из Китая – большая редкость. Уж лучше УАЗик, - вполне обоснованно считают монголы.

 

5) Японские и корейские грузовички типа «Бонго» (от названия коренной модели Мазды), которые вытесняют советский автопром на западе страны, и являются выбором кочевников, которым необходимо перевозить скотину и передвижные дворы.

 

6) Мотоциклы, моя любимая категория. Монголы ездят исключительно на абсолютно одинаковых по сути китайских мотиках с объемом 150-250 куб. см. Причем ездят вполне успешно. Всего пару раз приходилось наблюдать поломки этой техники на дороге, и то, они явно были связаны больше с отсутствием должного ухода, чем с низким качеством самой техники. Мотоцикл – конь нового поколения для моноголов. Все мотоциклы дооборудованы колхозными (но при этом явно фабричными) приспособами, помогающими на одном мотике ехать 3-4 людям и везти с собой 3-4 большие сумки с багажом. Седло каждого мотоцикла простелено ковром, часто установлены магнитолы и дополнительные рюшечки типа крыльев и светотехники. Монголы бороздят просторы гор и степей в любую погоду, в любое время суток, по дороге любого качества. Уверен, что они ездят на них даже зимой, когда нам кажется это физически невозможным. При этом, ни о каких шлемах и одежде, конечно же, не идет и речи. Особо требовательные к комфорту граждане ездят в традиционных ватных халатах, шапках, подобии респиратора и солнечных очках. Обычный же молодой монгол едет в легкой кожанке и спортивных штанах, даже когда мы в машине кутаемся в куртки, шапки и дождевики.

 

2%20(15).JPG

Типичный монгольский чоппер

 

Пройдя от Улгия по живописным долинам рек и горам, мы подошли к пункту пропуска в национальный парк, где у нас проверили разрешение для погранзоны и взяли по 3000 тугриков (около 60 рублей) за въезд в нацпарк. Мурат, кстати, передал нам с собой непонятную записку на латинском казахском для какого-то Ахмета, про которого на пропуске никто не слыхал, и смысл записки им был непонятен. На пропуске нам доброжелательно показали рукой на направление дороги на озера, и мы выдвинулись дальше. Забыли нам только сообщить, что на озера есть две дороги, одна из которых проезжаема и легким кроссовером, а вторая используется исключительно местными и представляет собой набор серьезных спортивных препятствий даже для опытного покорителя бездорожья на хорошо подготовленной машине. Несложно угадать, какая из дорог попалась нам после того, как мы (как выяснилось позже) пропустили ключевой поворот. Начало вечереть. Сначала нас немного смутило высокогорное болото, которое обещало засосать как минимум по окна, потом дорога превратилась в настоящий каменный триал, проходить который пришлось уже в темноте. Одновременно мы ползли вверх по перевалу, пик которого был на высоте чуть меньше 3000 м. Пытаясь понять, куда мы попали и как отсюда выбраться, уже в полной темноте (чтобы было понятно, темнота в Монголии самая настоящая) остановились у одинокой юрты спросить про дорогу. Доброжелательный монгол языком жестов и непонятных нам слов рассказал, что дорога действительно есть, и она ведет на озера, где даже живут люди в юртах, и туда однажды на его памяти проезжали английские туристы (интересно, на чём они там проезжали, - подумаем мы позже). Эта информация успокаивала, но не сильно: дорога по факту становилась все сложнее, гора ползла все выше. Вершину из-за темноты мы не видели, даже карта ГШ эту дорогу уже не знала. Поднявшись на перевал, перед нами открылась удивительная картина. На фоне полной темноты на разном расстоянии виднелись одинокие фары нескольких мотоциклов, которые в разных местах явно ползли извилистыми тропами из долины озер на наш перевал. На улице стоял тяжело переносимый горный холод, подобие дороги было видно еле-еле и только на пару метров. Кроме того, дорог было как обычно много, и вели они не только к озерам, но также и к многочисленным юртам, которые мы увидели только следующим утром. Остановив встречный мотоцикл, мы увидели тот самый прототип молодого монгола, который в полной тьме и жутком холоде везет на мотике двух девчонок неизвестно откуда и неизвестно куда (ни о каких населенных пунктах не было речи). Все они были одеты в легкие летние шмотки, и тихонько хихикали над нами. Наездник решил не адаптировать свой ответ на вопрос «как проехать к озерам?» к туристам, и просто выдал длинную речь на монгольском, которая, видимо, описывал дорогу. Что делать, надо ехать дальше. Мы ощущали себя слепыми, но по карте было видно, что надо спуститься с горы и подъехать к озеру. Пару раз нам даже удалось уловить белую линию воды где-то вдалеке. Приехав по нашему предположению на небольшую поляну, мы, не выходя из машины, завалились спать. Да, нелегко нам дались эти первые километры по Монголии.

 

Утром наши челюсти можно было вынуть и положить на пол, потому что перед нами открылся один из лучших видов, увиденных за всю нашу дорогу до и после. Мы находились на высоте выше 2000 м, в котловане среди огромных заснеженных гор, а среди небольших опушек с редким хвойным лесом тянулось озеро Хотон Нуур. По всему пейзажу были аккуратно и редко рассыпаны белые юрты, вокруг которых паслись кони и другое домашнее зверье. За горами была граница с Китаем, светило солнце и дул легкий горный ветер. С конца поляны на нас подозрительно глазели яки. Вокруг мы не видели никого, кроме кочевников, никакой инфраструктуры, ни дорог, ни домов. Сразу вспомнился позор на Телецком озере. Здесь был настоящий национальный парк в полном смысле этого названия. Когда мы с любопытством посмотрели назад, туда, откуда мы приползли ночью, немного ужаснулись. Но никто из нас не сомневался, что даже эта дорога стоила того, где мы оказались. После осмотра окрестностей нам надо было выдвигаться назад к цивилизации, чтобы продолжить наш путь на юго-восток в глубь Монголии до пустыни Гоби. Вадик посчитал, что придется ехать той же дорогой, чтобы не нарваться ни на что худшее. Изучив карту, я предложил рискнуть и поехать второй дорогой, которая не только шла вдоль озер и реки, но и казалась легче и даже короче. Уверенности не было, но рисковали мы, скорее всего, только временем. Мы ехали по местам, в которые я бы с уверенностью приехал с семьей на 2 недели, и просто ничего бы там не делал, гуляя и любуясь на окрестности и жизнь кочевников.

 

2%20(13).JPG

Озеро Хурган Нуур

 

2%20(22).JPG

Наш спаситель

 

Мы выехали с места ночевки по новой для нас дороге, и у первой же юрты подтвердили информацию о том, что дорога там есть, и она ведет туда, куда нам надо. Тут я подумал снять виды на GoPro, но ее не оказалось в машине. Она была к тому моменту прицеплена на телескопическую швабру (наш ответ моноподу), с которой я пытался снимать машину и виды вокруг извне. Не оказалось в машине и спутникового телефона. Мы подумали, что оставили приборы на полянке после ночевки, и неторопливо отправились назад. Никто же не мог взять наши вещи в таком диком месте. Обыскав всю полянку и повторно машину, мы ничего не нашли, но нас привлек свист, который издавал парень, стремительно приближающийся к нам на коне. Уже когда он подъехал, я увидел у него в руках нашу швабру с камерой, а после он достал из внутреннего кармана наш телефон. Одарив его бутылкой сибирской водки, мы остались пребывать в легком шоке. Было интересно, он знал, что мы приедем, и приберег наши товары для нас, или взял на случай, если мы забудем приехать? Со временем я понял, что это не очень-то и важно.

 

Наши надежды оправдались, и мы не только проехали по более «дорожной» дороге, но и насладились незабываемыми видами девственной природы. По пути мы остановились искупаться во втором озере – Хурган Нуур. Машину, которую мы оставили всего метрах в 30 от берега, тут же облепили сотни комаров, зато на берегу не оказалось ни одного. Вода была кристально чистой и прохладной, побыть в ней удавалось секунд 20, не более. К нам подъезжали дети на лошадях, которых мы одарили конфетами, остановился улыбнуться монгол на мотоцикле. После мы увидели три стандартных внедорожных Тойоты на алтайских номерах, и они подтвердили, что дорога есть и мы идем именно на нее. Да и вид Тойот подсказывал, что они явно не приехали через те места, где пробирались к озерам мы. Дорога отчасти проходила по другой траектории, чем на картах 80-х гг., но принципиально она вывела нас обратно в Улгий в разы быстрее и спокойнее. Хорошо проехаться по относительно нормальной дороге после ночного триала в неизвестность.

 

2%20(1).JPG

Озеро Хурган Нуур

 

2%20(12).JPG

Дорога с озер

 

Из Улгия нас ждала дорога на гг. Ховд и Алтай (не путать с российской местностью), после которых планировалось уйти на юг в пустыню Гоби. Дорога до г. Алтая была самая разная: от асфальта до полного бездорожья, горы и степи, реки и озера, и юрты, юрты, юрты. Очень интересно юрты разместились в Ховде: вдоль реки они стояли на полянках как обычные дома, вокруг них как в парке резвились дети, бродили люди. Мы даже хотели встать там на ночевку, но подумали, что не хотим влезать в такую урбанистическую идиллию. По дороге нам встретилась красная польская Тойота FJ45, и мы перекинулись парой слов с мужиками, которые после Монголии идут на Кавказ и в Турцию, а в прошлые годы прошли на машине Иран, Ирак и Среднюю Азию. Они подсказали нам кое-что по дороге, хотя маршрут их был более простым, дорожным и попсовым, как мы выясним позже.

 

Монгольские города

 

Несмотря на то, что на картах некоторые населенные пункты могут быть обозначены жирным шрифтом, и даже могут быть подчеркнуты, большинство из этих городов в реальности представляют собой небольшие или среднего размера поселки с превалирующим каменным одноэтажным частным строительством, несколькими трехэтажными многоквартирными домами и множеством юрт. Почти все дома имеют отгороженные дворы, в которых обычно ничего нет, даже трава вытоптана. Деревья в поселениях встречаются крайне редко, как в Монголии в целом. Город обычно растет вокруг 2-3 главных улиц, на которых располагается вся инфраструктура: магазины, бары с караоке, автомастерские, иногда даже банки. Все исключительно в чисто деревенском стиле. В некоторых городах можно встретить небольшие торговые центры или рынки, и даже специализированные магазины: например, с электроникой или бытовой техникой. Уличной торговли практически внет: видимо, местное население и так знает, у кого что можно купить. Туристов в городах встретить практически невозможно. Нет, не почти, а абсолютно невозможно. В каждом городе есть заправка, некоторые ими кишат. Монгольские заправки бывают разные: от обычной древней колонки с ручным управлением до большой сетевой с небольшим предложением масел и аксессуаров. Иногда в городах можно встретить небольшие детские площадки, какие-нибудь скромные памятники, даже небольшие парки. Последние особенно непривычно смотрятся на фоне бесконечных степей и гор. Дома и строения обычно смотрятся уныло, но это не развалины. Просто монголы или не хотят, или не могут себе позволить как-либо украшать свои жилища снаружи. Скорее не видят смысла. Там я бы тоже его не видел. С виду городская жизнь напоминает обычную деревенскую: люди сидят у домов, дети бегают вдоль улиц с примитивными самодельными игрушками из подручного хлама, тетки собираются в небольших продуктовых магазинах обсудить последние новости. Туда-сюда постоянно носятся мотоциклы, машины, как будто имитируя бурную городскую жизнь. При этом нас невозможно заставить считать эти поселения городами, т.к. наше представление о городе принципиально иное. Все это, конечно же, не касается полутромиллионного Улан-Батора, который не похож на Монголию почти ничем. Но о нем надо говорить отдельно, когда дойдет дело.

 

2%20(10).JPG

Типичный монгольский урбан

 

Дойдя до г. Алтай, мы продолжили движение дальше, завороженные наличием отличного асфальта после города, который как будто не собирался кончаться. Нам надо было где-то уходить на юг, чтобы двигаться к Гоби, и когда мы, наконец, решили съехать с большой дороги, асфальт как раз резко прекратился. Резко – это значит резко, вот здесь асфальт есть, а вот тут, через 30 см, просто земля. Дальше были бескрайние степи, с тысячей дорог, в которых мы бесконечно терялись и находились снова. Природа немного поменялась, горы стали ниже и площе, степи – немного пустыннее. По карте перед нами было большое соленое озеро, где мы и решили заночевать. Но до него надо было доехать. Подъезжая к небольшому перевалу, я подумал, что мои очки явно сошли с ума: облако посреди неба было окрашено во все цвета радуги. При этом ни о какой радуге не шло и речи, оно просто было окрашено во все эти цвета, и такое облако было единственным на всем небосклоне. Единственная наша теория заключалась в песчаном составе облака, т.е. оно могло состоять из поднятого бурей песка в пустыне. Позже я выясню, что замерзшая вода может создавать такой эффект при определенных условиях.

 

2%20(6).JPG

Заряженное монгольское облако

 

Внезапно мы выехали на абсолютную равнину, устланную мелкой галькой, и конца этой равнине не было видно ни с какой стороны. Явно дно бывшего водоема. Дороги на такой поверхности не вытоптать физически, лишь кое-где появлялись еле заметные следы проходящих когда-то машин. Мы ехали десятки километров, просто по направлению стрелки GPS, а загадочная равнина так и не кончалась. Кроме того, скорое вокруг нас осталась одна бескрайняя однотипная равнина из гальки, и больше ничего не было видно до самого горизонта. Все это немного напоминало соляные озера в Южной Америке, где ставят скоростные рекорды. Не могу уже вспомнить, сколько точно мы ехали, пока не начало темнеть, и мы просто встали посреди этого поистине бескрайнего «поля» заночевать. Подъезжая, мы стали очевидцами второго странного светового явления: был закат, но из-за юрты неподалеку расходились в небо лучи свечения, как будто солнце только вставало оттуда. При этом оно уже почти село за нами, т.е. источник света был явно не солнечный. Искусственным источником света такой эффект создать невозможно, он бы занял значительную территорию Монголии. Мы решили, что ребята из юрты открыли какой-то межгалактический портал, и нам просто повезло за этим понаблюдать. Обычное дело, в общем. Когда мы встали, я попытался прогуляться до озера, но так и не дошел до него, т.к. берег был обложен толстым слоем помета скотины, пасущейся у недалекой юрты, а вокруг крутились сотни орущих чаек, которые создавали атмосферу полного ужаса. Кроме того, от машины берег казался быть не дальше полукилометра, а по сути идти до него пришлось минут 40. По пути мне не преминули встретиться останки животных и запчасти от мотоциклов, чтобы дополнить картину живописного берега. В Монголии надо привыкать к открытости местности. Там нет лесков, где можно приткнуть машину, нет рельефа, который скроет от непогоды. Да и чувство, когда стоишь в каменном поле диаметром в десятки километров, тоже достаточно непривычное.

 

2%20(14).JPG

Точка в центре - наша машина

 

Наутро мы доехали до ближайшего городка заправиться, и дальше должны были продвигаться к городу с дичайшим для нас и необычным даже для Монголии названием Шинз-Джинст. Именно так это пишется по-русски. Заправили нас на неандертальской заправке, где солярка полилась после замыкания пары контактов в разбитом ржавом ящике колонки. Местные, услышав наш вопрос о том, каким путем лучше туда выехать, хаотично забегали, а после привели к нам молодого по-европейски одетого монгола в шляпке и солнечных очках, который на хорошем английском принялся объяснять нам дорогу. Местный данди указал нам туда, где шло с десяток разных дорог, и мы попробовали половину из них, пока нашли нужную. Стоит отметить, что монголы, особенно в сельской местности или дикой природе, очень спокойно относятся к таким, казалось бы, неожиданным посетителям как мы. Пока данди рассказывал нам про дорогу, остальные участники уличных посиделок едва подняли на нас взгляды. Им было просто пофиг. Я представил, как в Праге ко мне подъезжает монгол на коне и спрашивает дорогу. А я, торопливо указав ему путь, без смущения продолжаю идти своей дорогой.

 

Карты ГШ указывали множество перевальных троп на этом участке, но упорные монгольцы умудрились протоптать еще несколько дорог, одна из которых и оказалась основной на этой неделе. В поисках мы напоролись на одинокую юрту, где нас громким лаем встретил пёс. После вышли две девочки младшего школьного возраста. У них-то мы и попытались жестами и всеми доступными языками выяснить, верно ли мы движемся. После 2 минут молчаливого слушанья моих попыток что-то спросить, одна из них тихо и четко произнесла: «Do you speak English?» «Ooh, yes, I do!» - радостно недоумевая, ответил я. С инглишом у них оказалось слабо, да и местность они почему-то знали плохо, но мы полагали, что в случае фатальной ошибки по маршруту они бы нам точно дали знать. После перевала стало понятно, что мы подходим к пустыне. Этот процесс был плавным: растительность постепенно становилась скромнее, почва меняла цвет, становилась то красной, то черной, то песочно-желтой. Речек уже почти не встречалось, а те, что были обозначены на карте 1985 г., давно повысыхали. Юрты исчезли полностью, т.к. пасти скот здесь уже было негде. Мы подъезжали к легендарному каньону Хэрмэн-Цав, и на самом въезде в первые дюны мы устроили ночевку, где празднично раздавили бутылку запасенного Арарата, наблюдая за багровым закатом на фоне песчаных дюн. Если раньше на монгольском горизонте всегда успокаивал вид юрт, разбросанных по пейзажу, то здесь мы четко понимали: мы одни, юрт здесь не будет, туристы могут быть через месяц или год, надеяться можно только на себя и свою технику. Пройдено 8000 км из Праги, из них 2000 – по Монголии. В пути 15 дней.

 

2%20(7).JPG

Закат в Гоби

 

Хэрмэн-Цав – очень оригинальное место, этакий Гранд-Каньон в гобийском исполнении, «ворота» в пустыню Гоби. Рыжий, почти красный песок; причудливые формы, надутые ветром; плюс ко всему зеленый оазис посреди полной безжизненности. Факт въезда в эти места машины из-за ветров был виден на песках всего неделю-две, и мы предположили, что примерно неделю назад здесь были джипы. По еле заметным остаткам их следов мы и поехали в сами каньоны. По глупости тут же засели, не подумав о снижении давлении в колесах. Пришлось помахать лопатой и все-таки спустить давление. Дальше проехали без единой проблемы, полюбовавшись нереальными пейзажами и набрав песка в пластиковую бутылку (моя мама собирает пески из разных мест). Оставив машину в месте, дальше которого мы бы уже проехали только в одну сторону, пошли прогуляться пешком и пофоткаться на фоне разноформенных песчаных образований, которые разным путешественникам до нас напоминали то египетского сфинкса, то льва, то еще какой-то бред. В момент, когда мы решили возвращаться к машине, поднялась сильная песчаная буря. Приходилось закрывать лицо и идти почти вслепую. А ветер был таким прохладным, что ходьба постепенно превратилась в бег. Добежав до машины, начали выбираться обратно к дороге. Ветер усиливался, песок уже почти замел наши свежие следы, и тут вместе с песком пошел дождь. Дождь в пустыне Гоби во время песчаной бури. Не каждый день так везёт.

 

2%20(8).JPG

Хэрмэн-Цав

 

2%20(9).JPG

Песчаная буря

 

Отмечу, что в Монголии нам дико повезло еще и погодой. Кроме нескольких дождей, всю дорогу нас сопровождало солнце и температура около +20…25 С. И даже ночью было вполне терпимо. И даже в пустыне было мягко и нежарко. Климат, которым встретит нас через пару недель Колыма, не идет ни в какой сравнение с мягким летом, которое удалось отхватить в Монголии.

 

Утром, пройдя некоторое время по пустынным гобийским пейзажам, мы потихоньку выбирались на север в сторону Улан-Батора. Гоби – не такая пустыня, какой показывают, например, Сахару. Гоби явно стала пустынной намного позже, в ней еще были следы былой жизни. И даже растительность скромная была. Но это смущало даже больше, чем просто пески: вроде жизнь есть, а на самом деле ее практически нет. Вроде и люди есть со стадами верблюдов, но раз в десятки километров, да и то неясно, как они там выживают.

 

Промежуточной точкой выхода из Гоби обратно в монгольскую цивилизацию стал город Гурван-Тэс, где мы на заправке встретили одинокого итальянца на 90-м Прадо, который только что въехал из Китая (граница была километрах эдак в 50), и продолжал свой путь через всю Россию. В Китай он попал своим ходом из Европы, а легендарное в среде автопутешественников разрешение на ввоз машины в КНР и самостоятельное путешествие с агентом местной ГБ стоило ему около 5000 евро. У него случилось две поломки в дороге (форсунки и ходовая), и он даже не хотел говорить об этом. Видимо, настолько ужасный опыт с ремонтом в Китае. Машина его, к слову, была абсолютно стандартной, да и сам он создавал впечатление человека, который выехал за хозтоварами в соседнюю деревушку. Вообще, выглядел итальянец очень уставшим. Он спросил про ситуацию на Украине, мол, можно ли проехать. Я спросил его «а зачем?», когда там такая ситуация. Потом дошло, что в РБ им нужна виза, а в Украину нет. Я посоветовал ему ехать через Прибалтику, въехав в ЕС прямо из России. Описав ему коротко происходящее на Украине и его перспективы при транзите, мы попрощались и пошли дальше на север, в строну Улан-Батора.

 

Следующей точкой нашего интереса был Хархорин, памятник буддизму и монгольской культуре, с этим связанной. По пути туда-то нам и помогла подсказка поляков, что короткая дорога на карте длиной 75 км была пройдена ими за 20 часов и дорогой это назвать сложно. Объехали мы по-цивильному через асфальт, и прибыли в Хархорин. Меня лично мало впечатлило данное зрелище, потому как к тому моменту у меня уже выстроилось достаточно четкое впечатление о монгольском народе, и буддизм (как и любое другое верование, кроме, может быть, языческого) в их жизнь вписывался, по моему мнению, очень слабо. Возможно, именно буддистские корни имеет обычай строить у дорог «обо» (иногда «ово»), т.е. кучу камней, ленточек и всяких мелких даров, чтобы обеспечить себя удачей в пути. Все это дело надо обходить по часовой стрелке и дополнять кучу камнем или чем-то хоть немного ценным. Эту процедуру мы проводили регулярно, потому что удача в дороге нам в Монголии была ой как нужна. И она была с нами, что говорить. В общем, Хархорин – это безусловно красиво, достаточно натурально, почти не пафосно. Но к Монголии с юртами и лошадями вяжется в моей голове слабо. Зато там отведали кучу монгольской еды, купили какую-то сувенирку, отправили открытки с дядечкой в будке, которая была надписана как «Монгол Шуудан» («Монгольская почта», как оказалось).

 

Монгольская еда

 

Пища в Монголии очень ограничена, и обусловлено это, конечно же, отсутствием сырья для ее приготовления. В общем-то, все, что есть у монголов – это мясо, мука и молочное. И даже муку им приходится покупать, т.к. думаю, вырастить злаки в тех местах практически нереально. Все супы сводятся к рубленному вареному бараньему мясу, все остальные блюда представляют собой или просто по-разному приготовленное мясо, или то же мясо, но в тесте. Да, это достаточно необычно, вкусно приготовленная еда. Но есть ее каждый день под силу не каждому желудку. И явно будет чего-то не хватать. Овощи и фрукты практически полностью отсутствуют, они все привозные и стоят бешеных денег. О качестве их и говорить не приходится. Конечно, в современный монгольский быт вошли такие сытные продукты как картофель и лапша, но назвать их частью традиционной еду сложно. Местечковые продуктовые магазины при этом обычно забиты всякими деликатесами типа конфет (кстати, почему-то, преимущественно украинских, марки «Рошен»), шоколадок, соков и газировок, пивом и водкой, консервами, а также бич-пакетами и другими преимущественно низкокачественными заменителями еды. Пиво, кстати, у монголов неплохое, во всяком случае, марки «Боргио», которые я пробовал. В сравнении с Европой это, конечно, стыдно называть пивом, но после российского суррогата вполне приятный напиток. Даже монголы особо не жалуют российское пиво, отмечая, что монгольское намного лучше. В редких по стране супермаркетах представлен на порядок шире выбор продуктов, по большей части ввезенных из РФ и Украины, и огромный для Монголии выбор алкоголя, включая вина и дорогие крепкие напитки. Несколько раз заметил, что в отделе с алкоголем кучка мужиков постоянно с упоением рассматривают красивые бутылки, то ли не зная, что им сегодня выбрать, то ли понимая, что им этого никогда не попробовать. Воду люди берут из колодцев, которых хватает на всех. Даже вне населенных пунктов карта сообщает о сотнях колодцев, которыми пользуются кочевники, а в городах выдача воды часто происходит организованно из шланга, за символическую плату 100 тугриков (около 2 российских рублей). К слову, всю дорогу после Уфы мы ежедневно принимали нехилую кучу витаминов в таблетках, что, возможно, и позволило нам сохранить неплохую форму в самых разных условиях острого витаминного дефицита.

 

После Хархорина нас ждал главный чекпойнт Монголии – Улан-Батор. 350 км разной по качеству дороги, и мы приближались к столице Монгольской империи, которая а) позволила нам хорошо отдохнуть после нелегкой половины Монголии и перед основным участком пути по России, и б) сильно удивила нас контрастом с остальными частями страны, где нам удалось побывать. Приближаемся в городу. Из Праги пройдено чуть больше 10000 км, их которых около 3000 км по Монголии. 18 дней в пути.

 

2%20(16).JPG

Могообразие монгольского пейзажа

 

2%20(3).JPG

Озеро

 

2%20(4).JPG

Озеро

Share this post


Link to post
Share on other sites

Улан-Батор

 

DSC_8470.JPG

Уланбаторский Манхэттэн

 

У меня было очень слабое представление об этом городе. Подъезд напоминает обычную промзону любого постсоветского города. Потом по сторонам от дороги начинают все чаще встречаться автосалоны неизвестных мне марок грузовой и строительной техники (видимо, китайской). Все это вперемешку с барами, заброшенными свалками железа, давно умершими машинами… Трафик на нашем проспекте становится плотнее. Подъезжаем к самому городу. Свалки и склады сменяются пятиэтажками, мостами, супермаркетами и автобусными остановками. Трафик стал совсем плотный. Рядом сидит огромный мужик в огромном джипе, и рыскает в розовом смартфоне.

 

Первой нашей целью в Улан-Баторе был отель со звучным названием «Залуучууд», которым нам заранее нашли и зарезервировали из Уфы. Нам дали адрес, и даже описали дорогу, но поиски затянулись, и пришлось дергать прохожих и звонить по спутнику, чтобы найти отель. Главными нашими требованиями кроме адекватной цены была «центровость» и наличие охраняемой парковки. От центрального проспекта Улан-Батора мы разместились метрах в 500. Да и парковка была за закрытым забором, правда прямо на проезжей части, на виду у всех. В остальном отель напоминал о социалистическом прошлом этой страны, но нам было пофигу: мы дорвались до горячей (условно и иногда) воды и вайфая. В этом небольшом (двухкомнатном, кстати) раю нам предстояло отдохнуть почти 2 дня.

 

Немного отдохнув и помывшись, мы решили отправиться в город осмотреться и найти пропитание, т.к. наш «инстант» уже давно не вставлял. Город представляет из себя смесь просоветской архитектуры 50-60-хх годов и модного новодела годов 90-х и 2000-х. Конечно, во все это незаметно добавлен налет Азии, и создается достаточно уникальная урбанистическая картина, на самом деле достаточно мало напоминающая Россию. На главной площади разместился конный памятник (кому бы вы думали?) Чингисхану. Вообще, в Монголии встречаются памятники ему или животным. Никого другого они не признают. Центр города усеян несколькими небоскребами, на площади красуется здание монгольской биржи в нью-йоркском стиле. Все это очень массово подсвечивается разными цветами, что добавляет искусственности всему обозреваемому. К этому моменту уже сильно хотелось перекусить, и мы зашли в первый попавшийся ресторан. Обычная современная таверна с пивом и едой, музыкой и запретом курения. Несколько посетителей. Нормальный сервис на английском. Цены выше, чем мы ждали, но в итоге совсем не страшные, да и за качество еды было не обидно. Ну и холодное монгольское пиво. Тело сразу расползлось по дивану, почувствовав временный возврат в западную цивилизацию. По дороге в гостиницу, у фешенебельного крупного отеля была обнаружена партия джипов в российскими номерами. Мы даже зашли в отель и оставили записку хозяевам на рецепсешене, но никто так и не отозвался. Позже где-то в просторах Интернета мелькал отчет этих ребят о поездке Москва - Улан-Батор.

 

DSC_8366.JPG

Монгольский Wall street: фондовая биржа

 

На следующий день предстояло не только отдыхать, но и провести ревизию машины. Кроме того, в ней пришлось немного убраться, потому что после стольких дней пути образовался некий творческий беспорядок, и кое-что уже нереально было найти. Кроме того, все было покрыто серьезным слоем песка. Все содержимое машины выложили на пустую парковку, а Вадик, приподняв передок, лежал и разворачивал серьги рессор. Мимо проходили люди, и мы за забором явно выглядели как участники экстремального реалити-шоу.

 

DSC_8407.JPG

Полевой сервис в центре города

 

В отеле нам вручили туристическую карту города, где были предложены рестораны и места отдыха. Выбрав на второй наш вечер в Улан-Баторе традиционный монгольский ресторан классом повыше (когда еще поедим как люди?), мы отправились в сторону от центра. Район кишил барами и забегаловками, Интернет-кафе и магазинчиками. По краям улицы некое подобие русских хрущёвок. Ресторан, нами выбранный, оказался более чем цивильным, с охранником-швейцаром и девушками в национальной одежде. А кроме вкуснейших угощений и очень приличного нефильтрованного пива, удалось нарваться на концерт живой монгольской музыки в исполнении небольшого ансамбля. Ресторан был набит евро-американо-японскими гостями, я все пытался мысленно уместить ту Монголию, по которой мы ехали до этого, с этим городом в одну коробку.

 

DSC_8413.JPG

Бараний шашлычок и местное нефильтрованное пиво

 

DSC_8380.JPG

Чисто восточная подсветка

 

DSC_8345.JPG

Элитный район, наверное

Share this post


Link to post
Share on other sites

Утром 22 июля мы выехали из Улан-Батора на восток. План наш был достаточно рискованный. Обычно в Россию из Улан-Батора едут через переход Кяхта-Сухбаатар, ведущий на Улан-Удэ. Это большой круглосуточный переход. Но нам же надо было двигаться на восток, поэтому мы решили ехать дальше по Монголии, и зайти в РФ через переход в Соловьевске (Читинска область), что на самом северо-востоке Монголии. Риск заключался в том, что а) не было никакой информации о дороге в те направления и ее качестве, т.к. туда никто уже не ездит; б) переход был маленьким, по официальной информации являлся двухсторонним (для граждан РФ и Монголии), и как они там отреагируют на нашу чешскую машину, было неясно. Нас ожидало еще около 1000 км по Монголии. Надо отметить, что на купленной нами в Хархорине карте монгольских дорог путь от Улан-Батора на восток отмечался жирной линией, которая должна была означать как минимум 2-полосный автобан, и называлось все это как-то типа «Трансазиатская автодорога». Это вселяло некоторую мнимую надежду, хотя на самом деле мы все понимали, и наши подозрения оправдались: дороги там практически не было.

 

2%20(18).JPG

Монгольские просторы

 

Сразу после выезда из Улан-Батора нас ждала «конфетка»: 50-метровая конная статуя Чингисхана. Подъехали мы ранним утром, и территория памятника оказалась закрыта. Но это не помешало нам полюбоваться с обочины огромной массой нержавейки, которой покрыта статуя этому средневековому терминатору. Отведав чаю с поработителем народов Евразии, мы отправились дальше.

 

2%20(19).JPG

Величайший обидчик Евразии в нерже

 

Чем дальше мы удалялись от столицы, тем менее ясной становилась дорога. Мелкие промышленные городки мы несколько раз колесили вдоль и поперек, прежде чем попали на правильную дорогу. На одном таком распутье мы от безысходности просто легли спать. Утро вечера мудренее. В общем, мы снова возвращались в ту самую Монголию с ее тысячами колей и бескрайними степями. Однако уже перед Улан-Батором природа немного обогатилась: практически везде степь была покрыта сочной травой, после столицы появились даже кусты и немного деревьев. Краски поменялись, полностью пропали до этого вездесущие горы. С ним пропала и дорога. От «Трансазиатской магистрали» осталась одна обида на монгольских картографов. Большая часть пути пролегала по обычной степи, в которой монголы традиционно вытоптали кучу колей, ведущих в одном направлении. Местами колеи были наполнены грязным месивом. Как-то раз нас лихо обогнал небольшой грузовичок с монголами и барашками на борту. Через полчаса мы их вытягивали из грязи. Даже решили тогда, что обогнали они нас ради того, чтобы мы им, в случае чего, помогли вылезти. Пустили их дальше вперед.

 

2%20(20).JPG

Восточная Монголия

 

После Чойбалсана, последнего крупного монгольского пункта на нашем пути, дорога полностью опустела. Проезжали брошенные городки (скорее всего, военные), люди или машины встречались крайне редко. Куда-то в эти места прибыл на войну с японцами в 1945-м мой дед. В качестве сувенира на всю жизнь носил в ноге осколки военного железа. Какой там воевать, тут бы проехать, думал я. 23 июля к обеду мы подъехали к погранзоне. Мы покидаем Монголию, чтобы вернуться в Россию, и начать следующий этап дороги: Якутия – Колыма – Магадан.

 

Монголы в этой погранзоне живут только из-за перехода, только служивые. Населенных пунктов в округе нет. Да и сам автопереход существует, думаю, только потому, что там же проходит границу железная дорога. Подъехав к какому-то подобию ворот в зону, мы не увидели причин останавливаться и проехали прямо к пункту перехода. Ворота закрыты, никого нет, стоят камеры. Рядом, у синего знака парковки привязан конь. И тут на нас идет с территории целый экипаж монгольских погранцов: все в чёрном, в солнечных очках, лица строгие и неподкупные. Кроме мужиков две дамы. Вадик, выйдя им настречу, был отправлен восвояси информацией о всеобщем обеде, который продлится час. Плюс нас попросили вернуться за первые ворота и ждать там. Недолго думая, вернулись и тоже решили пообедать. Заварили что-то там с тушенкой, сидим, ждем чая. Мимо едет монгол в штатском на мотике, и мотик у него метрах в 10 от нас глохнет. Минуты две он изучает поломку, а потом просто кидает мот на землю и подходит к нам. Угостили тушенкой и чаем. Оказалось, монгольский пограничник, говорит кое-как по-русски, учил в своей военной школе. Занимается традиционной монгольской борьбой, едет выступать на какое-то подобие монгольской (или азиатской) олимпиады. Запомнился ответ на вопрос, много ли здесь ездит машин. Главным образом мы здесь из-за поездов, но машин тоже много: летом, в сезон, почти каждый день! Интересно, он когда-то был на каком-то другом переходе? Покушали, попили чаю, смотрим, наши люди в чёрном идут на пост (прошло часа полтора, кстати). Попрощавшись с гостем, и захватив одну мадам в чёрном в машину, едем опять к посту. Сказали ждать. Сколько, конечно же, не сказали. Полчаса. С другой стороны начинают ехать монгольские машины. Пропускают сначала их, хотя мы были явно раньше. Потом вторые. И наконец, мы. Открываются ворота, заезжаем, заходим в пост. Все стандартно и спокойно: документы, осмотр, куда, откуда, что везем, ждите. Общение происходит на монгольском или без слов вообще. Ни одного другого языка на посту никто не знает. Конечно, у них пришел шок от того, что паспорта русские, а машина чешская. Потом удар оттого, что виза выдана в Праге. Вроде, все прояснили. И тут у них возник еще какой-то вопрос, и они нам его важно так задают. Мы не понимаем ни слова. Они всяко-разно пытаются объяснить, а мы никак. Минут 10 пытались, и зовут кого-то, кто владеет английским. Приходит молодой солдафон с винтовкой, слушает их вопрос, и со смехом посылает их нахер с намеком, который стал понятен даже нам: да он никогда в жизни не сможет такую сложную вещь сказать на английском. Еще минут 10 он рыпается, но мы не ловим даже тему вопроса. А без вопроса, понимаешь, ехать нельзя. Надо задать. И тут меня посещает муза: пока ждали перед воротами, заметил, что есть открытый вайфай с лейблом «Mongolian customs», коим немного попользовался. Открывают на айпаде Google translate, переключаю на кириллицу, даю монголу писать. Он со второго раз пишет фразу на монгольском, которая тут же переводится гуглом как «What work do you do?» Ёмоё, это и есть тот сакральный вопрос, без которого нельзя покинуть Монголию? Да, это он и есть. Получив ответ, нас быстро и чинно провожают в Россию.

 

2%20(21).JPG

Парковка перед погранпереходом в Россию

 

Подъехав к пункту Соловьевск на российской стороне, ждем минут 5, а дальше все по регламенту. Очередной временный ввоз, декларация, документы, осмотр. Загвоздка вышла только одна: попросили принести в их офис на весы все личные вещи, и я не мог некоторое время понять, как они представляют себе вынос всех вещей из машины в их офис на мизерные весы. А главное – зачем. Нет, говорят, у вас же там не только личные вещи, еще и общие, запчасти, еда и т.п. Интересны только личные вещи. Дошло. Напихали в вещмешки шмоток сколько влезло и кинули на весы. Все стали довольные и все стало в порядке. Переход, как оказалось, обычный, а никакой не двусторонний, ходят здесь все, и даже европейцы иногда попадаются. Граница пройдена, мы снова в России. Пройдено 11000 км. Ровно три недели в дороге.

 

Галерея этапа Монголия

 

Третий этап: Якутия – Колыма – Магадан

 

map3.jpg

 

Погранцы подсказали нам дорогу на федералку М58, но или мы что-то не поняли, или они плохо объясняли. В общем, потерявшись, придумали маршрут по картам ГШ и поехали через местный заповедник вокруг озера Зун-Торей. Степь, высыхающее озеро. Встретился домик местной управы. Спросили про номера и есть ли оружие. Едем дальше. Видим первые редкие леса. Начинаются деревни. Сразу понимаем, что мы уже даже не в Западной Сибири, здесь глушь уже настоящая. Пройдя пару живописных деревень, начинаем обращать внимание на низенькие бетонные сооружения по краям дороги: военные дзоты неплохо сохранились. Видимо, с японской войны 1945-го. Полазили немного. Выезжаем в цивилизацию: город Агинское. Оживленный провинциальный городишка, где можно закупиться. В очереди нас бабулька спрашивает, что это у нас за работа такая, что нам нужно столько тушенки, каши и хлеба. В дороги мы, бабуль, просто в дороге. На улице закупаемся у бабушек неплохими овощами. После Монголии соскучились по огурчикам с лучком. С учетом, что монголы нас серьезно задержали, к вечеру дойти до феедералки никак не получалось. Прошли километров 200 всего. Долго искали укромное место для ночевки. Это после Монголии, где можно было просто встать где угодно, и это было укромное место для ночевки. Встаем на горе у памятника не то воинам, не то героям установления советской власти. Пока засыпаем, слышим друг за другом несколько машин за спиной, которые приезжают к памятнику, но явно не отдать честь героям.

 

3%20(23).JPG

Русский автобан в огненной дымке

 

Утром идем на федералку, и где-то после обеда выходим на вечно новую асфальтированную дорогу отличного качества. Автодорога «Амур». Следующий поворот через 700 км в Сковородино, где мы уже свернем с пути во Владик и пойдем на север в сторону Якутска. За день проходим 700 км, но решаем не ехать до последнего, а переночевать на полумобильном посту ДПС. Они нас, собственно, остановили для проверки, а мы их спросили, где тут спокойнее ночевать. Нас убедили, что времена теперь другие, везде все спокойно, но предложили остаться около них, где точно все безопасно. Встав напротив отеля со столовкой и душем, пьем чай. Менты тормозят со стороны востока подъехавшие два джипа с польскими номерами. Тут же бегу к ним: ясное дело, едут из Магадана. Постояли, поговорили. Говорят, дорога есть, местами не очень, Старая Колыма без шансов, наводнение, лесные пожары. Тогда мы ничего из этого не восприняли всерьез. Главное, что дорога есть, и они на уставших Прадо и Гелике там проехали. Напротив стоят два байкера на чопперах. С Сахалина. Ездили на Байкал. Нормально так тоже прокатились ребята.

 

3%20(22).JPG

Машины поляков после Магадана сильно устали

 

Утром продолжаем путь на Сковородино. Автобан скучен. Вокруг тайга. Кое-где сгоревшая, давно или недавно. Вообще, лесные пожары будут сопровождать нас долго, почти до самого Якутска. Вроде и далеко где-то горит, но в воздухе дымка, солнце блеклое, и иногда есть запах гари. Доезжаем до ключевого перекрестка: вперед Владивосток, налево Магадан. Выезжаем, и с нетерпением ждем, какая же будет дальше дорога. Атодорога «Лена». Лафа быстро заканчивается, и «Лена» становится очень переменчивой. Во-первых, достаточно мощный трафик: фуры со стройматериалом для самой дороги и товарами на огромнейший регион, якуты (ударение в тех местах правильно делать на последний слог) на буханках и не только, транзит, вахтовики. Обогнать крайне тяжело не только из-за качества дороги, но и из-за пыли и песка, которые облаком вьются за каждой машиной. Во-вторых, дорогу хотят к какому-то там году превратить в крутую скоростную федералку, и участками ее строят. Строят на песке, болотах, в тайге, в скалах, в речках. Им пофиг, они строят везде и всегда. Позже нам скажут, что там поезд только зимой ездит по рельсам, т.к. летом под весом рельсы вместе с насыпью расползутся в болоте. Постоянные объезды стройки по лесу, куча огромной техники на дорогах, грязь и пыль.

 

3%20(24).JPG

Автодорога "Лена"

 

Места здесь уже суровые во всех отношениях. Вокруг глухая тайга. На дороге объявился потерянный медвежонок. За пару часов встречаем тлеющую фуру с бананами, фуру, уже пару недель торчащую в кювете, перевернутую на крышу буханку. Проезжаем безликие искусственно созданные города с загадочными названиями: Нерюнгри, Алдан, Томмот. Перед последним останавливаемся у кафешки, с надеждой, что здесь встанем ночевать. Стоит много фур и машин. За нами замечаем три джипа с казахскими номерами: два FJ Cruisera и одну Такому. Мужики из Алматы едут в Магадан. Снимают кино про себя. Покурили, поболтали. Они едут в ночь, т.к. время у них сдвинуто из-за часовых поясов. У нас оно тоже сдвинуто, только неясно куда, на сколько часов и сколько раз, поэтому мы такие расчеты делать не можем. Обменялись телефонами на всякий случай. Позже нас Колыма очень тесно свяжет с этими ребятами. А пока они умотали вперед. Подходит любопытный якут. Он тоже по пути в Якутск. Все расспрашивает. Попытались у него узнать, где лучше ночевать: тут или дальше. Говорит, он тут ночевать не будет, тут мол пьяных много. Едет дальше. А где дальше будешь ночевать? Предлагаем поехать вместе. Говорит, что ночевать он будет там, где его никто не найдет, и поедет он один. «Пьяные» не заставили долго ждать: подкатили молодые пацаны на полумертвом скутере и начали расспрашивать, что да как. Якут потом объяснил, что они тут катаются, а потом толпой подъедут мозги парить. Решили ехать дальше, хотя уже ночь. В ночи за городом подъезжаем к КПМу. Свет горит, машин нет. Подхожу, смотрю. Все горит, работает, но закрыто и ни души. Подъезжают менты на «Волге». Наша идея переночевать под их окнами показалась им странной, но они не отказали. Да, места дичают очень заметно. Это будет последний живой КПМ на пути до Магадана. Следующие 3000 км милиции не будет. Да и чем и кому они там помогут… Жутко уставшие, пьем чай и ложимся спать. Пройдено 12000 км. Прошло 23 дня с момента выезда из Праги. Уже есть твердое ощущение, что мы далеко от дома. Дальше, чем в дикой и пустынной Монголии. Солярка, здесь, кстати, по 42,50 руб.

 

3%20(26).JPG

Фура с тлеющими бананами

 

3%20(25).JPG

Потерявшийся малыш

 

На следующий день прошли почти 800 км по дорогам «смешанного типа», проехали Якутск (решили не переправляться через Лену в сам город и не рисковать временем), заметив на стоянке казахские машины. Они должны были забрать здесь каких-то пассажиров с самолета. После Якутска стало жутко красиво. Живописные озера, болота, леса. Все зеленое, яркое, сочное. Деревни совсем дикие для нашего глаза, много глиняных домов, местность пересекают бравые кони. Надо смотреть фотки, тут не расскажешь. Дорога, в основном, паршивая, но ехать можно достаточно быстро.

 

3%20(27).JPG

Якутская деревня

 

Прокладывая карту дальше, наткнулся на реку Алдан, и никак не мог понять, где же там мост. Местами был сотовый сигнал, и в Инете выяснил, что моста нет и быть не может: там паром. Во время обеда на обочине, мимо пролетели казахи (да простят они, речь не о народности, а просто о коротком идентификаторе их команды). Говорят, спешат на паром, типа ходит не допоздна, хотят сегодня перейти Алдан. Ну, говорим, ок, мы тоже попробуем вас догнать, и если будет паром, держите его, ждите нас. После обеда дали газу. Казахи связываются по рации, связь плохая. Нам пара километров до причала. Кричим в рацию как можем, чтобы ждали и держали. Влетая на берег, видим отошедший 2 минуты назад паром. Ребята с него по рации сообщают, что капитан наотрез отказался ждать и тем более возвращаться. Типа времени нет, надо быстрее на ту сторону. Нам грустно, конечно. Переправа против течения, 2-3 часа вроде, утром столько времени терять не хочется. А паром следующий только утром. Бегаем вокруг, пытаемся что-то решить. Тщетно. Заезжаем на утренний паром, чтобы ночевать уже на нем, встаем первыми на выезд. Паром вмещает машин 10-15, и возит с собой небольшой грейдер, чтобы равнять галечный причал при каждой швартовке. Ложимся спать. Утром просыпаемся от шума моторов и кутерьмы на площадке парома, который весь забит машинами и людьми. Местные мужики на буханках обсуждают явные преимущества нашей машины. Вадик спросонья доказывает им обратное. Сколько я от него в этой дороге узнаю про буханки, даже вспомнить страшно. Чуть не купил на обратном пути, можно сказать.

 

Сходим с парома, ищем в близлежащем городе заправку. Тут последняя крупная нефтебаза, даже все возится только бензовозами. Солярка по 39,80. Отсюда нам 300 км до следующего ключевого узла нашей дороги: развязки Кюбюме: Старая Колыма – Новая Колыма. Там мы должны будем решить, едем мы по старой необслуживаемой дороге через Оймякон, или же по новой, основной дороге через Усть-Неру. Забегая вперед, заинтригую: мы проедемся по обеим этим дорогам, причем по каждой 2 раза. Но тогда, подъезжая к перекрестку Кюбеме, мы и предположить такого бреда не могли. Наш план был абсолютно ясен: едем по старой Колыме, иначе и ехать-то сюда не стоило. Дорога до Кюбеме снова «смешанного типа», но откровенно плохой пока не видно. Да и погода почти сухая, ехать не напряжно.

 

Приезжаем в Кюбюме. В реальности это заправка с кафешкой посреди гор, лесов и рек, и больше ничего. Здесь последнее топливо перед Старой Колымой. Встречаем казахские машины. Офис заправки в железнодорожной бочке, как это заведено в этих краях. Вся обклеена стикерами путешественников со всего мира. В окошке вечно пьяный молодой парень с сигаретой. Заправляемся под завязку. Ребята из Казахстана уже исследуют вопрос выбора дороги. Местный мужик сообщил, что Старая закрыта, т.к. мост прямо за лесом реконструируют, и въезда на него физически нет. Едем посмотреть лично. Мост есть, въезд физически есть, выезд на другой стороне тоже есть. Но да, стройка. Пускать не хотят. Говорят, договаривайтесь с начальством. Начальство вон оно, бухое и в кожаных плащах движется по мосту к нам. Начальство сломалось быстро, но (!) нас внятно предупредили, что уже завтра въезда на мост действительно не будет, они все разберут, и обратно мы вернуться не сможем никак, только вброд или через пару месяцев. Также нам намекнули, что там, за мостом, на Старой Колыме, полные речки и дожди, размытые дороги и непредсказуемое состояние древних деревянных мостов. Позже мы узнаем, что такой воды не было в этих краях лет 30. А вот тут стоп-кадр! Это ключевой момент всей этой поездки. Если бы мы знали, как все это там, «за мостом», реально выглядит, и что нас ждет, мы бы хорошо подумали, и, скорее всего, испугались бы. Поехали бы но новой дороге, неплохо провели бы там время, и доехали до Магадана. Но мы не знали, и мы не верили: после 3 минут раздумий наши танки резво ворвались на мост, предвкушая все прелести Старой Колымы. Пройдено 14000 км из Праги. Мы 25 дней в дороге.

 

3%20(8).JPG

"Моторест" в Кюбюме: главный перекресток Колымы

 

3%20(1).JPG

Типичная Колыма

Share this post


Link to post
Share on other sites

Старая Колыма

 

Об этом участке пути стоит рассказать отдельно. Здесь мы не просто покатались по красивым местам, и не просто намотали километры. Здесь мы проверили себя и машину, испытали стихию и дух этих мест, пощупали пределы своих чувств. Этот этап был по-настоящему тяжелым, причем больше духовно, чем физически.

 

2000 км дороги из Якутска в Магадан строили по большей части зеки. Процесс начался с 30-х годов ХХ века. Десятки тысяч жизней положено в основу этой дороги. Здесь нет мест, которые не строились лагерными. Здесь для каждого рудника и каждого участка был лагерь. «Дорога костей». Очень тяжелые места. Читать об этом надо самим, я не буду все это пересказывать.

 

3%20(15).JPG

Частая картина на Старой Колыме

Старая Колыма – участок дороги длиной чуть более 400 км между Кюбюме и Кадыкчаном (оба населенных пункта давно брошены). Старой эта дорога стала официально в 2008 году, когда открыли новый участок через г. Усть-Нера севернее. А в старой дороге осталась нужда только на первые 150 км до поворота на Оймякон, где еще живут люди, и дорога дотуда обслуживается. Хотя и там есть реки без мостов и сезонные участки. А вот остаток дороги нежилой, и последние 250 с лишним километров минимально лет 15 не обслуживаются. Там нет людей, мостов. Зато есть десятки огромных луж, бурных рек, огромных ям, обвалов, болот и лесов. Туда не ходят даже охотники и рыбаки, только идиоты-путешественники. Люди в последнем поселке перед этим участком, Томторе, всем говорят, что проехать там нельзя. Ни на чем. Врут, конечно, но не очень.

 

В общем, мы вошли на Старую Колыму. Очень живописные места. Горы, поросшие хвоей, чистые речки, поляны. Дорога сносная, мы, практически, летим. Однако наше утро начиналось на пароме через Алдан, поэтому день уже заканчивается. Обогнав KZ машины, мы первые приходим в Томтор, один из трех поселков Полюса холода. Фото около стелы в темноте. Хотелось пройти до самого Оймякона. Вечерело, но мы сунулись. И зря. Дорога обещала быть не только длинной, но и с трудом проходимой. И быстро темнело. Когда начали залазить в конкретную жижу, решили развернуться на ночевку в Томтор. Тут подъехали KZ. Рассказав им ситуацию, встали у обочины прямо в поселке, и начали готовиться ко сну. Они покрутились вокруг в поисках дома, куда их пустят поспать, даже умудрились застрять. Утром мы выяснили, что поехали они на местный аэродром, где их и приютили. Погода, кстати, к тому моменту уже испортилась, и мы спали уже в дождь, который продолжился и на следующий день. Не помню, откуда, но тогда мы знали, что возможность проезда дальше будет зависеть от наличия и состояния моста через реку Индигирку. Это недалеко от нашей ночевки. Решили с утра пораньше доехать и все уже понимать. Уже в конце поселка брод через разлившуюся реку. Доезжаем до Индигирки. Мост стоит, проехать можно. Едем!

 

3%20(31).JPG

Полюс холода

 

Примерно с этого момента турпоездка закончилась, и началась серьезная дорога, которая требовала регулярно оценивать ситуацию, лазить в воду, искать путь проезда, рисковать, принимать решения, ценой которых могла быть не только машина. Машины по этим тропам в этом году еще не ездили, это было видно сразу. Людей дальше не было. Повсеместно кучи медвежьего помета. Каждые пару километров речка. Мост когда-то стоял, но упал. Кое-где стоят деревянные мосты, но им не менее 40 лет. Если стоит, тихонечко едем, чтобы не провалиться в дырявые доски. Если моста нет, то нет явно давно, и условный объезд ведет бродом через реку. Речки разные: от ручьев до бурных серьезных. Каждую я проходил в болотниках, а потом Вадик ехал на машине. В основном, дно каменное, но кое-где песок и глина. Глубина речек от 20 см до низа лобового стекла машины. В некоторых течение такое, что машину подхватывает, и они с трудом цепляется дна колесами. Пару раз пришлось помахать лопатой и топором, однажды даже достали бензопилу напилить веток под колеса засевшей в гору машины. Речки становились сложнее и сложнее, т.к. мы шли вниз по течениям, постоянно пересекая одни и те же полнеющие потоки. Входы в некоторые реки были очень крутые, машина ехала носом вниз. Но пугало не это, а то, что обратно в такую горку взобраться будет ой как нелегко. Ко всему этому добавим песчаную дорогу, которая могла быть напрочь смыта разлившейся водой, образовав яму глубиной метра в два. А еще лужи, которых тысячи. Некоторые проходили как реки пешком, чтобы не удивиться. Пару раз, потеряв бдительность, решили проскочить без осмотра, и чуть не остались там плавать. А с виду обычная лужа. Была одна могучая лужа, которую Вадик сразу же вспомнил из чьих-то отчетов. А по сторонам следы объезда по болоту, явно не всегда удачного объезда. Болото страшное, наполненное водой, хлюпает под ногами. А что же тогда за ужасная должна быть лужа? Начала туда залазить пешком, дно вроде твердое. Становится глубже, но дно стабильное. Прошел всю, а она всего лишь немного глубоковата и всё. Видимо, объезжающим не хватало адреналина, что они лезли в болото. Там-сям была грязюка, в которой машина двигалась медленно и неохотно, но двигалась. В таком режиме мы шли в этот день километров 150, но нас ничего не остановило. Мы быстро поймали темп, отработали технологии, и со спортивным интересом щелкали орешки, которые подкидывала нам дорога. Пока Колыма не подкинула «орех», который даже не лез в наши «щелкунчики». Остановившись перед очередным деревянным мостиком, увидели неподалеку впереди какое-то животное, похожее на корову. «Корова» стояла последи дороги и что-то жевала с земли. Какая корова нафиг? Людей не было уже десятки километров, а дикие коровы даже здесь вряд ли существуют. Ёмоё, медведь! Размером с корову. Стоит и жуёт себе травку на дороге. Вадик моргнул фарами, медведь нас приметил, и, дожевав, легко, одним прыжком, юркнул в невысокие деревья. Прошли границу Якутии и Магаданской области. Стела у речки давно заржавела, упала и развалилась. Все обклеено наклейками путешественников.

 

3%20(16).JPG

Граница ЯАССР и Магаданской области

 

3%20(32).JPG

Так проходили каждую речку

 

Пройдя очередную непростую речку, и, подойдя к следующей, мы поняли, что становится тяжелее. Во-первых, мы по большей части начинаем постоянно пересекать одну и ту же реку: Аян-Юрях. А это означало, что вниз по течению она больше наполняется водой с гор и мелкими притоками, и будет все сложнее и сложнее. Встав в очередной раз перед рекой с обвалившимся мостом, я попробовал прощупать ее пешком, но течение и глубина не давали пойти даже треть реки. Еще один шаг, и я бы сплавился в своих наполненных водой болотниках метров 300 вниз по течению, а после прибился бы в заросли. Но нет, начали думать дальше. Может привязаться и пройти? Потому что пройти надо было, иначе лезть опасно. Проблема таких рек в том, что от сильного течения при повороте вода вымывает в середине сильно глубоко. И это может быть несколько метров, как мы выясним позже. Все это в первый раз заставило нас основательно задуматься. Уже вечерело, и надо было решить: проходить эту речку с риском или вставать на ночевку и думать дальше. После недолгих раздумий нам пришла в голову спорная идея: оставить машину и прогуляться до следующего борода на той же реке (по карте пара километров). Если там все еще серьезнее, то надо думать о развороте. К тому моменту мы уже понимали, что мы попали не просто на Старую Колыму, а попали на нее в период большой воды, какой не было в этих местах очень давно. Поэтому надеяться на то, что мы пройдем только потому, что прошли другие до нас когда-то, уже не приходилось. С собой взяли спутник, топор, ножик и фонарик. Так, на всякий пожарный. Через реку перебрались по разрушенному мосту. Идем по дороге. Вокруг тайга, болота. Пару раз померещились движения. После увиденного медведя было ясно, что он тут далеко не один. Помню, тогда топор нес я, а нож – Вадик. Я его еще спросил, чем мне поможет топор, если из леса выглянет медведь. «У тебя есть один бросок меж глаз», - сказал Вадик, после чего мы поменялись приборами, т.к. в кидании томагавка меж глаз у меня опыта совсем не было. Сейчас все это звучит смешно, а тогда было совсем не смешно, поверьте. Мы шли по этой дороге, и невысокие деревья как будто закрывали за нами дорогу. Вечерело. Да и шли мы как-то больно долго, а реки все не было. Одно хорошо на Старой Колыме: дорога там одна, и потеряться с нее нереально: некуда. Наконец дошли до брода. Да, все ясно: река здесь еще более бурная, глубокая и широкая. Даже если мы перейдем тот брод, где сейчас машина, и каким-то чудом перейдем этот, то дальше явно будет сложнее: нам еще несколько раз предстоит перейти Аян-Юрях. А куда уже сложнее, представить было тяжело. Пошли возвращаться домой. Вадик предлагал разворачиваться. У меня не было решимости ни на туда, ни на обратно. Обратно как-то обидно, а туда страшно. Что хуже, я не мог понять тогда. Ребята из KZ были где-то за нами. И мы были почти уверены, что они развернулись еще раньше. Это был момент, когда мы поняли, что не можем решиться на что-то, потому нас всего двое. И машина одна. Сунемся неудачно в реку, и засядем. Если не хуже. Ждать здесь некого. Выйти отсюда пешком и живыми нереально. Вернуться назад тоже было нетривиальной проблемой: мы преодолели несколько сложных участков, которые на обратном пути становятся еще сложнее чисто физически. Вспоминался тот крутой вход в реку, который сейчас стал бы для нас непреодолимым выходом из реки. Вот мы у машины, сидим передом на обратный путь и думаем. Решить не можем. Если ехать назад, то надо ехать сейчас, чтобы не терять время. Ведь для нас такой крюк через Новую Колыму означает несколько дней задержки. А есть они у нас или нет, мы тогда не знали. Вышел покурить. Тишина. Темнеет. И тут… Тишину где-то вдалеке ломает рев мотора. Нет, несколько моторов. Бензиновые большие моторы. Пока до меня дошло, что это, метрах в ста от нас вылезли из-за пригорка носы KZ машин. Это вроде никак не меняло ситуацию, но пределу счастья моему не было. Живые люди. Много людей. Нам не нужна была фактическая помощь, но это сильно нас тогда поддержало, что они приехали. Их сильно удивило, что мы их уже списали. А они знали, что мы впереди, т.к. видели наши следы и шли по ним. Стало уже совсем вечереть, и было решено разбить лагерь. Выпивая водку и поглощая тушенку, делились впечатлениями и смотрели сверху на реку, с которой нам завтра придется (или не придется) выяснять отношения. Ребята твердо желали двигаться дальше, и остановиться хотели только тогда, кода машина не проедет. Нормальный подход, когда машины три. А теперь уже четыре. Спать.

 

3%20(17).JPG

Лужи на Старой Колыме

 

3%20(33).JPG

Это еще неплохой мост для Старой Колымы

 

Утром, как это обычно бывает, пришло некоторое моральное облегчение. Всё уже не казалось таким страшным. Прошлым вечером мы были сильно уставшие. Во время завтрака и сбора лагеря все смотрели на реку и думали, что делать. Хотя все уже тихонько понимали, что будем прорываться дальше. Решимость ребят вылилась в то, что кто-то из них просто поехал первым через реку, и немного всплыв в ее середине, вышел на тут сторону. Вторыми пошли мы. Мы не прогадали, что речка была глубокая, но пройти ее удалось. Больше пугал уже следующий брод. Долетев с нетерпением до него, все признали, что шутки кончились. Но, немного полазив по прибрежным кустам, мы нашли следы по реке, которые обходили глубокое место и крюком пересекали реку наискосок. Пройдя этот путь пешком, я не намочил болотники выше пояса. Не без труда, но проехали. Пришел прилив сил. Все реально, мы двигаемся дальше! Недолго длился наш духовны подъем, всего несколько километров. Дорога шла вдоль почти отвесной скалы, и перед нами открылся вид на реку, которая на сильном повороте давно смыла метров 100 дороги. Благо, нашелся непонятный объезд. Съехали по нему вниз к реке. Река полная, бурная, течение сносит деревья и кусты. Видно, что река такая не всегда а только сейчас, когда много воды сошло с гор. Посреди реки заросший островок. До него «доплыть» еще можно, а дальше видно, что глубоко. Машина просто утонет. Встали на «пляже» и пошли исследовать местность и обходные пути. В сторону ведут следы грузовика типа ГАЗ-66. Старые следы. Идем по ним. Несколько раз переходим речку туда-обратно по этим следам. Проехать можно. Но на другой стороне заболоченный лес, где когда-то прошел грузовик, но это совсем не грозит нам. Не утонем в речке, зато утонем в болоте. Не лучшая перспектива. Решили измерить глубину промоины после островка. Подойти нереально из-за течения. Поняли, что торопиться уже никуда не стоит, а рисковать тем более. Надо думать над каждым шагом основательно. У ребят была надувная лодка, потому что они в Магадане должны были идти на сплав. Но даже на лодке подойти с промоине было не реально, т.к. ее сразу снесло бы вниз по течению к скале, откуда нереально вернуться на наш берег. Отправили засланца на тот берег, кинули ему веревку, и люди на лодке пошли по этой веревке. Вооружившись длинным шестом, они тыкали в дно, промеряя глубину. На берегу все замерли. И вот наша палка уходит под воду полностью, а это минимально 2,5 метра. Это по крышу нашим машинам, т.е. колеса не схватятся, авто просто поплывет. Дотянуть с разгона до того берега не получится, течение настолько сильное, что поплывет машина вниз по нему, а не к берегу. А там, на резком повороте реки, она просто медленно утонет, прибитая к отвесной скале.

 

3%20(18).JPG

Судьбоносная река, которая нас остановила

 

3%20(34).JPG

Медвежий "привет"

 

Даже самые смелые поникли. Перелазив все возможности вдоль и поперек, мы поняли, что нам нужна пауза. Разбили лагерь, пожрали, выпили. Поняли, что наша единственная надежда в том, что вода может сойти, и мы пройдем брод. Но упасть она должна на метр. Насколько это здесь реально и сколько такого чуда ждать, мы не знали. Сотовой связи уже давно не было. Надо было выяснить прогноз погоды. По спутнику связались с Уфой, где моя мама взялась руководить процессом выяснения наших погодных перспектив. Прогноза на Яндексе нам явно было мало, поэтому она связалась с начальником местного МЧС, который просто охренел от факта нахождения нас на Старой Колыме. Его рекомендация звучала ясно: возвращаться любыми путями. Он не верил, что мы дошли так далеко, и он точно знал, что мы не пройдем дальше. В конце пути, говорил он, перед самым Кадыкчаном (выход на дорогу), мы не перейдем р. Аркагалу: моста давно нет, и из-за паводков река шириной метров 100. Эта река по сути собирала в себя всю ту воду, которую мы пересекли до этого, и еще несколько крупных рек в округе. Только в сухой период ее реально пройти. Кто-то из мужиков ляпнул, что нас там перевезут Камазы в кузовах, если что. МЧСник, однако, не давал шансы на переход даже большой северной технике. Зацепка явно слабая. Да и не в Аркагале тогда было дело. Мы уже стояли перед непреодолимой рекой. Возвращаясь к уровню воды, дядька из МЧС предположил, что вода может упасть и за сутки, и за неделю. Но нам нужно было сильное падение, а не 20 см. И в это он не верил. Время подходило к вечеру. Мы уже были все мокрые после исследования речки, сушили одежду на разведенном костре и вели бурные дискуссии, что делать дальше. Вадик уже тогда ходил угрюмый с полной уверенностью, что надо ехать назад, убеждая в этом всех остальных. Обстановка накалялась. Я немного охладил ее, заявив, что мы будем решать сами, а команда KZ – сами, и никто никого не будет ни в чем убеждать. Дело близилось к ужину. Было решено переночевать и решать снова утром. Вокруг нас, в леске, были кучи медвежьего помёта. Видимо, медведи тоже сталкиваются с проблемой перехода реки и сильно переживают. За ужином я предложил мужикам идею: они могут спустить лодки и часть их команды пройдет до Кадыкчана по воде. Тем самым Старую Колыму они пройдут. Вот так, смешанно, по пройдут. А остальные вернутся с машинами и, проехав по новой дороге, встретят их на другой стороне. Мы уже понимали, что возвращаемся на новую дорогу. Сначала им идея с лодками понравилось, но потом они решили не делить команду. На всякий случай, мы воткнули на берегу палочки, которые засекали уровень воды и его изменения. Наша надежда на падение воды была такая же слабая, как измерительная палочка. Но до вечера уровень упал сантиметров на 5, и падение продолжалось. Но нам нужный метр, конечно, не грозил. В общем, вечером мы неплохо посидели, обсудили за остатками алкоголя ситуацию в мире, много нового узнали про Казахстан. Выяснилось, что один из ребят отправляет в этом году сына на учебу в Чехию.

 

3%20(19).JPG

Очередной дорожный участок

 

Утро было холодным. На лужах появилась тонкая ледяная корка. Наши палочки не радовали темпами падения воды, и было твердо решено возвращаться, т.к. время уже становилось критичным фактором. В этот день мы лихо и с задором пролетим назад все эти тяжелейшие броды и грязи, дойдя аж к Кюбюме, где нас ждал уже скорее всего разобранный мост. У того страшного брода, где нас пугала память о подъеме, прошли вполне нормально, но, мужики говорили, переднее колесо наше вывесилось на метр при выходе из воды. На подъезде к Томтору встретили одинокого местного мужика на буханке, который сказал буквально следующее: «Дороги обратно к Кюбюме нет, один тут писал щас в whatsappe (!), что поехал за детьми на 51-м ГАЗоне, не прошел, и полез искать новую тропу через горы, чтобы прорваться». Остановились в Томторе. Хотелось не только пополнить запас еды, но и просто побыть рядом с живыми людьми. Остановившись с центре поселка, поли искать магазин. К нам подошла любопытная местная дама, которая узнав о наших похождениях, радостно сообщила нам, что дороги обратно на Кюбюме тоже уже нет, т.к. ее размыла вода, и машины пройти не могут. Вышел председатель поселка, и он подтвердил, что проблемы есть, дорогу размыло, ушедшие машины вернулись или встали по пути. Менты не прорвались на уазике и улетели на вертолете. Появился свидетель, подтверждающий, что он на джипе не проехал и вернулся. Дорогу смыло в болото, и шансов нет совсем. Отлично, подумали мы, и подвели итоги: реку туда нам не пройти. Дорогу обратно к несуществующем мосту смыло. Мы на Полюсе холода с машинами. Хорошо, что не зимой, и есть люди и еда. Надежду вселяло только то, что в место событий выдвинулся «краб» (грейдер), который попробует как-то поправить ситуацию. Серьезно затарившись продуктами и пивом, мы решили посмотреть на всё своими глазами. Пессимизм местного населения относительно проходимости дорог мы уже знали не понаслышке. Кстати, о закупках. На небольшой поселок работало огромное множество продуктовых магазинов (типа штук 10), и все они продавали одно и то же. Завезенный только что пьяными водилами хлеб с пекарни тут же раскупили, и нам удалось найти лишь две буханки «из-под полки». Там же, вместо сдачи, продавщица насыпала мне горстку магнитиков с изображением Полюса холода и местных достопримечательностей. А еще она сильно разочаровалась нашими планами ехать в Магадан: «Лучше бы на Канары поехали, что вы все прётесь в этот Магадан?!» На Канарах были, спасибо. А вот в Магадане нет. Рассказали, что зимой приезжал к ним чешский фотограф, который в одиночку уходил в тайгу фоткать Оймяконье. Безумству смелых…

 

Попрощавшись с гостеприимным Томтором, поехали дальше. И произошло чудо. В местах, где дорогу основательно смыло в болото, бравый «краб» уже сделал свое дело, и дорога снова была проезжаемой. Видимо, просто, в этих местах информация доходит из п. А в п. Б немного медленнее, чем мы думали. Было несколько непростых мест, речки поменялись, но терпимо. На обратном пути, кстати, дорога и окрестности открылись нам в новом свете. Прекрасные места. Они воспитали нас, утерли нос. Пробиваем колесо. Боковой порез с ладонь. Меняем. Последняя запаска на корме. Ребята из KZ где-то останавливались порыбачить и снимать кино, и мы их серьезно обогнали. Приходим к большому мосту. Видим, что на другой стороне моста с ним не все в порядке. Вода подмыла насыпь, и выезд с моста обвалился. Дорожники установили какие-то временные бревна для переезда, но вся эта конструкция была явно рассчитана на легковушку. К тому же, обвал мог в любой момент продолжиться под весом машины, и она бы тут же отправилась метров с 15 вниз, в реку. Можно было ждать, но чего? Даже если проедет одна машина, должна еще потом проехать и команда KZ. Мы вытащили все важные для жизни и связи вещи из машины. Открыли стекла. Вадик за рулем. Сфоткались на всякий случай, я изрядно закинулся пивом. Машина тихонечко двигалась по бревнам, земля немного осыпалась. Проехали. Облегчение.

 

3%20(36).JPG

Мост не для слабонервных

 

Над нами пролетел вертолет МЧС. Если ситуация на участке после Томтора их явно не интересует, то тут живут люди, и поэтому ситуацию они мониторили. Решили подождать остальных. Вызвали по рации, чтобы не спешили пролетать мост. Они проехали почти нормально: только последняя машина слетела с бревен в самый ненужный момент, и пришлось ее лебедить к впереди стоящей. Напряжно, но проехали. Встретили по пути ГАЗон с whatsappом и детьми. Полный кузов детей. Проезд есть, говорит якут, но моста уже нет. Летим с нетерпением к мосту в Кюбюме. Может еще не разобрали? Может как-то пропустят? Прилетаем уже к вечеру. Дорога оказалась не такой уж разбитой благодаря молниеносной работе дорожников. Где они, вообще, эти дорожники? Как с неба спустились, и туда же вернулись. Длинный день. Прилетаем к мосту. Разобран. Порог метров 5 на него. С разбегу не запрыгнешь. На другой стороне кран. Пошли общаться. Может, поднимет? Только он стоит на другом берегу, и снять нас с моста может, но поднять нас на него с этой стороне – нет. Сам он на мост залезть не сможет. Все, тема моста закрыта. Что делать? Говорят, там, где-то в лесу, стоит погрузчик, и он может на тросе перетащить вброд. Вброд? Да тут река шириной метров 150, какой брод?! Да, посередине островки и есть мели, но брод казался нереальным. Вспомнился мужик на заправке в Кюбюме, который утопил в этом броде Камаз. Вечерело. Что бы мы ни придумали, надо ночевать, и решать утром. Разместились на полянке у заброшенной школы. Неподалеку была база строителей моста. Решили решать завтра. Костер, ужин, пивко, спать.

 

Утро становилось все холоднее. Здесь уже осень, скоро зима. А календаре всего лишь 31 июля. Утром мужики мотанулись к дорожникам, и они нас отправили на берег к погрузчику. Приехав туда, мы обнаружили несколько местных буханок, которые не то только прошли брод оттуда, не то собирались туда. Наткнулись на ЗИЛ и погрузчик, которые как раз собираются вброд. Ползем, пока можем, за ними, внимательно изучая их траекторию. Кое-где глубоко, но для нас тоже проезжаемо. Последний участок от островка глубоковат. Машины немного плывут. Думать над этим уже неспособны. Просто ломимся напролом. Вода залетает на капот и лобовое стекло, на дне огромные валуны, руль дергает, течение сносит. Прорвались. Все, мы на берегу большой земли. Старая Колыма, утерев нас нос, все-таки выпустила нас назад. Счастью в очередной раз нет предела. Делаем групповое фото на фоне реки. Мы очень рады. На другой стороне от моста лежит в воде перекошенный Урал или ЗИЛ с легковушкой в кузове. Утопили явно недавно. Явно по пьяни, иначе никак такую глупость совершить нельзя. Спешим к кафешке и заправке. Погрузчик тащит утопленный до этого Камаз, из которого со всех дыр течет вода. Баки обсохли, а аппетит бьет в голову. Постоянно идет дождь. Вообще, как давно он идет? С утра? Уже просто перестали замечать такие вещи. Обедаем, и собираемся дальше в путь. Перед дорогой решили подтянуть задние барабанные тормоза, т.к. они сильно расслабились. Позже выясним, что они собраны не совсем так, как должны, и в Магадане Вадик их переберет. Казахские машины уходят на выезд. Они едут быстро, у них 4.0 бензин у всех. Нам с ними не по темпу. Пойдем позже. На стоянке у кафешки компания водил выпивает от безысходности прямо под дождем. Выезжаем. Все, мы на Новой Колыме. На одометре почти 15000 км от Праги. Закончился 28-й день пути. Наш путь лежит в Магадан. До него еще почти 1000 км.

 

3%20(37).JPG

Победа: мы с честью покинули Старую Колыму

Share this post


Link to post
Share on other sites

Новая Колыма – это ровная, в основном, грунтовка с нормальными скоростными показателями. Дорога идет среди гор, но 80 км/ч можно идти практически везде. Моросит дождь, машин практически нет. Природа красивая, но очень мрачная. Старая Колыма несмотря на всю свою пустынность производит менее ужасающее впечатление. Здесь же все черное, мокрое, большое. Леса густые, горы закрывают горизонт. Населенные пункты по пути давно брошены. Периодически встречаются только мобильные базы дорожников. Подходим к большой стройке. Строят мост с прижима на прижим. Мост извивается и висит в воздухе на десятки метров. Проезжаем по временному. Внизу обрыв и река. Догоняем KZ. Они снова уходят вперед. Ближайший город – Усть-Нера, там надо постараться купить еды, попасть в шиномонтаж и заправиться. Едем по долине реки. Вдруг мелькает что-то белое. Снег. Нет, лед. Ледник. Встаем, идем пощупать. Вечный лед над ручьями. Сколько ему лет? Чистый, голубоватого оттенка. Фоткаемся, едем дальше.

 

3%20(30).JPG

Ледник

 

3%20(35).JPG

Красота

 

Подъезжаем к Усть-Нере. Грязный, запущенный город с пятиэтажками и вездесущей свалкой. В каждом окне спутниковая тарелка. Есть шиномонтаж. Делают нам одно колесо. Находим и магазин. По городу идут вахтовики среднеазиатской наружности с работы. На выезде заправка. Грязь по колено. Все черное. Здесь было самое дорогое топливо, по 50 с лишним рублей. Оно сюда возится бензовозами из Магадана. Мы в 200 км от полярного круга, и уходим снова на юг.

 

3%20(42).JPG

Новая Колыма

 

3%20(9).JPG

Прижимы, обрывы...

 

Дорога дальше была совсем неплохая, но все вокруг мрачнело с каждым километром. Машина до верха покрылась грязью, постоянно моросил дождь, холодало. Дорога шла вдоль реки Неры, которая была вся перерыта с поисках золота. Огромные кучи песка, поднятые со дна реки, меняли ее ток, и полностью меняли пейзаж. Было непрерывно перерыто больше 150 км реки. Ни следа людей. Дальше начались поселки, но все брошены. Кое-где опять дорожники. В редком поселке горит одно окошко и идет дым. Места мрачные. На голову давит тема лагерей. Остановившись на ужин прямо на дороге за поселком Артык, нас первый раз по-настоящему атаковали комары. Их было столько, что нельзя было вдохнуть, не затянув парочку в горло. Быстро в ужасе поев, двинулись дальше. Стемнело. Надо было искать место ночевки. Ночевать здесь ой как не хотелось. Не из-за комаров. Из-за жути вокруг. Пролетая очередной кинутый поселок, услышали шумы в рации. Услышали казахских ребят, но не поняли их сообщение. Огляделись и увидели огонек фар в глуби поселка. Подъезжаем, и правда они. Стоят перед брошенной гостиницей, и собираются в нее «заселиться». Говорят, бабка, живущая неподалеку, посоветовала. Мы решили не отбиваться, но спать остались в машине.

 

Утром картина вокруг не сильно улучшилась: грязный брошенный поселок, везде разбитая техника, косые дома, свалка. «Сталкер». Напротив сидят мужики и уже какую-то неделю чинят свой грузовик. Местные, им привычно видимо. Помощь не нужна. Попив чай, двинулись, не дожидаясь, пока встанут ребята.

 

3%20(39).JPG

Этот бульдозер ездит, чтоб вы знали

 

Нашей следующей остановкой должен стать Кадыкчан, легендарный город северных добытчиков, который люди оставили практически за несколько дней. Добрались быстро, дорога была очень неплохая. Сюда мы должны были выйти со Старой Колымы. Уже не жалеем. Уже повидали больше, чем планировали. Кадыкчан – город привидений. Памятник системе, которая легко создает и также легко убивает. Говорят, им там в 1996 году просто отключили свет и воду, чтобы выжить людей оттуда, а частные дома начали жечь. При этом последний житель был замечен в 2012 году. Жутко подумать. Поселок (ПГС, если быть точным) большой. Есть даже большой ресторан «Полярный», спорткомплексы, больницы, магазины… По краям поселка теплицы, стоящие на гаражах. Иначе тут ничего съестного не вырастишь. Не хватает только привидений. Катаемся по городу, смотрим и молчим. Лазить по брошенным зданиям нет ни желания, ни времени. Надо ехать дальше.

 

3%20(40).JPG

Кадыкчан, город призраков

 

3%20(41).JPG

Подсобные хозяйства Кадыкчана

 

Через километров 50 нас снова ждет развилка. Налево на новую дорогу через Сусуман, направо на старую, лагерную, но тоже жилую благодаря проходящей добыче. Дороги встречаются 100 км до Магадана, в поселке Палатка. Решаем ехать направо, по старой, через Синегорье. Команда KZ, как мы выясним позже, поехала новой дорогой через Сусуман, и мы с ними больше не увидимся. Никто из нас так и не решился посмотреть на ту страшную реку Аркагалу у Кадыкчана, которой пугал начальник МЧС, хотя она была километрах в 10 от трассы. Сегодня мы в сумме проедем 700 км.

 

3%20(2).JPG

Типичный вид из окна

 

3%20(28).JPG

Дорога вечно строится

 

Старая дорога была очень пустынная, шла по горам и перевалам. Встречались живые населенные пункты. Цена на все дикие, живут здесь только вахтовики. Пообедали в кафешке за пару тысяч рублей. Поговорили с продавщицей. Зимой -60, местных почти нет, т.к. нет инраструктуры. Все завозится из Магадана. По дороге нас опять пугали разлившимися реками и смытыми дорогами, но нам уже было не до этого. Хотелось уже допереть до Магадана, и будь что будет. Дорога местами была не ахти, опять реки и несколько бродов, но после Старой Колымы нас уже таким не напугаешь. Щелкали как семечки.

 

3%20(43).JPG

Горы

 

3%20(7).JPG

Прижимы

 

И вот, наконец, мы выходим на асфальтированную трассу, видим машины, и вдалеке, на горе, красуется стела «Магадан». На дворе 1 августа, мы без одного дня месяц в пути, пройдено 16000 км. Мы доехали-таки в Магадан, хотя нам уже это не казалось нашей самой большой победой. Так, отметка в путевом журнале и на фотографиях, конечно, конечно классная.

 

3%20(3).JPG

Ворота в город

 

3%20(5).JPG

Солнечный Магадан

 

Заехав в город, мы стали решать, где поселиться. Поймав неплохой 3G, нашли отель, коих в городе оказалось немного. Отель оказался жутко дорогим (типа 8000 руб./ночь), но мы уже сегодня не были способны ничего решать, и просто заселились. Находилось все это в здании какой-то золотодобытческой компании, отель был достаточно крутой, и мы на этом фоне выглядели очень дико с нашей черной до крыши машиной и заросшими мордами. Приняв душ, мы смогли лишь спустить на этаж ниже в модную кафешку, где тусовался местный бомонд, и вкусить бутылку водочки с пивом и закусками за неразумные деньги. С трудом удалось договориться с ресепшен-леди о стирке наших вещей за разумные деньги, и все равно они на следующий день были выданы нам сырые. Отопление им отключили, понимаешь. Горячей воды, кстати, в городе тоже не было, но наш отель грел воду бойлером для нас, что не могло не радовать.

 

В Магадане нам предстояло решить важнейшую задачу: найти корабль для переправки во Владивосток, откуда мы планировали двинуть назад в Прагу. Причем мы не хотели лететь на самолете, а плыть вместе с машиной. Решением этого вопроса мы начали заниматься намного раньше, но плотно начали обзванивать конторы, начиная с Усть-Неры. В Магадане с этим делом был полный бардак: нет никакого точного порядка прихода и ухода кораблей, официальной услуги по переправке машин не было, люди казались нам жутко ленивыми и неорганизованными. Нам по телефону называли какие-то даты, но все оказалось совсем по-другому. Но главный удар по нашим планам нанесло то, что в город мы прибыли в пятницу, и корабль хотели решать в субботу. Наутро мы начали всем звонить, и с удивлением выяснили, что никто не работает. На каком-то справочном номере нам сказали, что прямо сейчас грузится какой-то корабль во Владик, и дали телефон какого-то манагера. Он радостно сообщил, что погрузка сегодня реальна, но в конце спросил, решена ли у нас таможня. Как выяснилось позже, Магадан – особая таможенная зона, чтобы это ни значило. И все такие телодвижения идут через таможню. А та, конечно же, работает в режиме понедельник-пятница. Вот и все. Корабль уходит, без таможни не грузят, таможня отдыхает. Говорили, что будут еще корабли, но надо было ждать до понедельника, чтобы хоть что-то по ним выяснить. На дворе суббота утро. Начали думать, что дальше. Решили, что все-таки подождем до понедельника. А пока найдем гостиницу попроще, сделаем сервис машине и отдохнем, осмотрев окрестности. Все-таки мы были не где-то, а в самом Магадане.

 

Обзвонив и объехав все отели, ничего путного не нашлось: все было переполнено или цены были аналогичны за помойные варианты проживания. Пробовали даже подыскать квартиру в Инете. Все неудачно. Выписались из отеля. Решили заняться сервисом машины. Плюс нам надо было где-то ее поднять и провести общую ревизию. Хотели сделать это сами, но ни один из многочисленных сервисов на такую услугу, понятно, не пошел. Заехали в мойку и смыли многовековую колымскую грязь. Сели рыскать в Инете на предмет местного клуба джипперов, наткнулись на некоего товарища, который писал в подписи на местном форуме свой телефон. Решили позвонить. Помочь он нам сам особо не мог, но дал телефон некоего Радика, который по его словам мог помочь нам не только с сервисом, но и с решением транспортной проблемы до Магадана. Радик (на самом деле его зовут Радий) станет нашим своеобразным гидом по Магадану. Позвонив ему, он назвал нам адрес какой-то базы, где мы можем поковыряться с машиной и сделать все необходимое. Там мы и встретились. Его мужики пустили нас в огромный производственный бокс, где мы начали ковыряться с машиной. Поднять ее легче всего оказалось промышленным краном с потолка. За пару часов Вадик перебрал здание тормоза, я а как обычно подавал «скальпели и ватки». Когда мы закончили и позвонили Радику поблагодарить, оказалось, что него недавно был ДР, и они с компанией едут сегодня на ночь к морю, пожарить шашлыков и выпить. Мы были приглашены. Вадик к тому моменту несколько дней болел, но мы все равно решили рвануть с ними. Предстояло посетить супермаркет и закупиться на вечер. Цены в магазинах ломали все наши представления о дороговизне: помидоры китайские 300 руб./кг, помидоры краснодарские 600 руб./кг. И все в таком духе. Ближе к позднему послеобедью мы выдвинулись из города за Радиком и его ТЛК 80. За городом, в гаражах, к нам присоединилась старая триальная Витара. За город мы выехали километров 50, и прибыли на огромный пляж (если это слово применимо к тем местам вообще). Там ждали еще две машины. Вся эта компания занималась работой с туристами, организовывали рыбалку, охоту, походы, переправы во Владик и т.п. Индустрия эта там работает крайне слабо. Кстати, от них услышали, что направление Магадан стало популярным даже среди россиян после поездки и фильма Макгрегора. Также узнали, что воды такой большой в реках не было лет 30: повезло нам. И что лета такого солнечного не было тоже очень долго. «Солнечный Магадан» на деле совсем не солнечный. В общем, мы провели незабываемый вечер у костра на берегу Охотского моря, наслушались местных историй и баек, как живут люди в этих краях. Все это на фоне заката и проплывающих мимо как рейсовые автобусы нерп. Не стоит забывать, что на дворе был день ВДВ и суббота, и весь огромный пляж гудел от пьянок. Изрядно напившись, завалились спать в машину.

 

3%20(6).JPG

Посиделки на море

 

Утром надо было решить, где мы доживем до понедельника, и что будем делать в понедельник. Мужики не давали много шансов, что мы сможем быстро отплыть во Владик, т.к. корабли ходили редко и их отправление было неясным по срокам. Да и вообще капитаны не горят желанием брать машины с людьми на палубу. Но договорились в понедельник пересечься и попробовать что-то решить. Поехали в город, по пути посетив «Маску скорби». Это памятник жертвам лагерей, открытый во времена Ельцина. Мужики нам также подсказали недорогой отель в городе, где ночуют все путешественники. В Интернет про него, причем, было крайне мало. Позвонив туда, мы с радостью выяснили, что места есть и стоит это 2500/ночь. К обеду добрались до отеля и залегли отдохнуть. Отель был намного проще предыдущего, но все необходимое там было. Да и цена радовала. Гостевая книга была вся исписана благодарностями на всех языках. Вечерком посидели вдвоем в кабаке, делились впечатлениями, подводили итоги и строили планы. Думали о плане «Б», если завтра не удастся решить корабль на ближайшие дни.

 

В понедельник ни Радик, ни мы сами ничего не смогли порешать с кораблем. Найденная нами с трудом мутная контора в порту обещала корабль до пятницы, и капитан был готов нас взять. Но это было лучшее предложение, а ждать до пятницы ой как не хотелось. Да и пятница была чисто теоретической: корабль уже стоял в порту, а капитан предположил, что его будут разгружать-загружать до пятницы. А вдруг до понедельника? Никто не знал. Все двигалось к тому, что во Владик мы не попадаем, а едем назад своим ходом той же дорогой, только через Байкал вместо Монголии. Уже в Уфе мы узнаем, что в то время, когда мы должны были плыть по охотскому морю во Владик, те места накрыл жуткий шторм, который снес север Японии и хорошенько побултыхал море. Так что опять повезло, может быть. Созвонились с казахами. Они добрались до Магадана, и решают, что им делать со сплавом, т.к. реки тут сносят мосты и берега. В общем, пошатавшись пару часов по городу, было решено выезжать прямо сегодня. На тот момент мы уже третьи сутки находились в Магадане. Попрощавшись со всеми, 4 августа в 14:00 мы выехали обратно на запад той же дорогой. Началась дорога домой, которая продлится еще ровно две недели, за которые мы преодолеем 12000 км.

 

3%20(4).JPG

Суровый полевой сервис в Магадане

 

Галерея этапа Якутия - Колыма - Магадан

Share this post


Link to post
Share on other sites

Четвертый этап: Дорога домой

 

map4.jpg

 

Выезжали мы с немного тяжелым настроением, потому что планы по морю и Владику рухнули, а, кроме того, мы должны были ехать теперь более 3500 км по дорогам, которые мы уже видели, и достаточно сильно от них устали (до Читинской области). Но после этого нас ждала Бурятия, Байкал, Сибирь – места, которые мы объехали по пути сюда по Монголии. Назад мы поехали точно также, как приехали сюда: так было надежнее всего. За первые полдня пройдено 550 км, за второй день – 900, в третий – 850, и на четвертый день мы вышли туда, где и заходили на Амурскую трассу, пройдя 1100 км. Колыма и Якутия, конечно, тоже показали нам много нового на обратном пути. Заглянули под Якутском на Лену, которая поразила нас своими размерами. Пообщались с местными в местечковой деревянной гостинице, куда заглянули помыться в теплом душе. Нам рассказали про прииски, безработицу, медведей и Путина, который не должен оставить их там в беде, если что. Пройдя Читу (нелицеприятное зрелище со стороны), мы приближались к Бурятии. Прекраснейшие места, между прочим. Своеобразная «русская Монголия». Чем больше мы приближались к Улан-Удэ, тем живописнее были пейзажи. Проезжали чистейшие традиционные деревни староверов, о чем узнали позже.

 

3%20(10).JPG

Бурятия

 

3%20(11).JPG

На подъезде к Улан-Удэ

 

3%20(12).JPG

Деревня староверов в Бурятии

 

В Улан-Удэ нас ждал товарищ по Праге Сергей, который сезонно живет дома в Бурятии. Он обещал встретить и показать дороги на Байкал. В итоге он не только нас встретил, но и поехал с нами на великое озеро, поселил на своей турбазе на берегу, сводил нас в баньку, а потом еще приютил снова в Улан-Удэ перед отъездом дальше на запад, снова побаловав нас банькой. Улан-Удэ встретил нас пятничной пробкой, причем стояла она в обе стороны. Очень оригинальный город для России. Вся долина, где живет полгорода, буквально усеяна частным сектором, который возник как самострой, как мы выяснили позже. Тысячи домиков плотно рассеяны на огромной площади ложбины. Даже советская часть города чем-то отличается от обычного российского формата. В городе мы отправились перекусить традиционных бурятских поз с чаем, от которых уже никуда не хотелось ехать. После выехали на Байкал.

 

3%20(13).JPG

Уланудэнский урбан

 

3%20(14).JPG

Объедение!

 

Байкал

 

Дорога на Байкал из Улан-Удэ вьется через горы серпантином. Сергей на своем ТЛК 200 все время отрывался от нас и исчезал в навалившем тумане. Из 180 километров дороги до поселка Горячинск на берегу Байкала километров 50 мы пересекали горы. Вечерело, туман усилился. Все время с той стороны попадались лесовозы с брусом. «Прореживают» леса, как мы узнали потом. Все это едет в Китай уже в виде бруса, потому что это как-то особо выгодно по налогам и пошлинам. Лесовозы шли каждых 10-15 минут. По пути много буддистских «обо». К озеру мы добрались уже затемно, но я настоял, чтобы мы подъехали на 5 минут к берегу и «поздоровались». Потом была турбаза, баня и пиво до поздней ночи, и долгожданный сон на кровати. Пятница в этих местах выглядела примерно также как на Телецком озере: кучи народу, музыка, машины, ор, костры.

 

5%20(1).JPG

Чем не море?

 

На следующий день мы сразу пошли прогуляться до озера и даже взяли с собой удочку. Через хвойный лесок и песчаный дюны подошли к величайшему озеру мира. Размеры неимоверные, вода чистейшая, погода ясная. Никто из нас ни разу не рыбак, а на берегу еще дул жуткий ветер, поэтому рыбалку так и не было. Зато я сразу же искупался. Вода была не только кристально чистая (такой пресной воды я не видел), но и достаточно теплая. В остальном Байкал ведет себя как море: волны, горизонт встречается с небом, свежий бриз, песчано-каменные пляжи. Очень необычные чувства все-таки вызывает купание в пресном море. Берег заполонен машинами, мусором, палатками, людьми. Конечно, защиту от скотства людей одной пятой запаса пресной воды мира я представлял себе по-другому. Но еще больше поразило другое: при взгляде на озеро становится понятно, что никакой мусор и никакие дикари никогда не смогут погубить такую огромную систему, как Байкал. Никто никогда не сможет выловить всю рыбу из Байкала и испачкать эту воду мусором. Озеро длиной 600 км и шириной до горизонта не убьешь бытовым скотством. Вернувшись на базу, мы попрощались с Сергеем, которому надо было вернуться в город, и решили прокатиться вдоль озера на север, в сторону Усть-Баргузина, дабы повидать больше на озере. В итоге мы продвинулись еще около 100 км на север, заезжая на озеро в разных местах и осматривая колорит местных деревень. Еще пару раз я искупался. Погода радовала теплом и солнцем. Кое-где удалось просмотреть противоположный иркутский берег. Когда дело начало двигаться к вечеру, мы решили вернуться в Улан-Удэ, чтобы наутро выдвинуться дальше. Перед выездом из последнего поселка остановились на рыночке, приобрести ягод и местного омуля. На вопрос, где собирается ягода (черника вроде, не помню) бабулька с сигаретой в зубах загробно произнесла: «Здесь, на болоте». Попрощавшись с Байкалом, мы полетели в город. Живописная дорога, приятный воздух. В машине летает аромат купленной рыбки, а в рот летят ягоды черники. Приехав в Улан-Удэ, мы закупились на вечер и в дорогу в местном супермаркете, и отправились к Сергею в небольшой дом прямо в городе. Сергей затопил баньку, и мы провели хороший вечер перед отъездом дальше на восток. Пройдено от Праги чуть больше 20000 км. Мы уже 38 дней в пути.

 

5%20(3).JPG

Красота

 

5%20(2).JPG

На берегу

 

Спецминигалерея Байкала

 

Утром Сергей проводил нас до выезда из города, и нас ждало еще около 8000 км до Праги за 9 дней пути. Обогнув Байкал по дороге вдоль южного берега, мы вышли к Иркутску. У нас не было планов на него, но была идея мотануться посмотреть на этот берег Байкала в какое-то громкое место под названием Листвянка. По информации в Инете это должно быть некое русское подобие Монтрё с променадом и прекрасным видом из множества кафешек. Конечно, реальность оказалась намного более российской, но, думаю, эти 60 км мы пилили не зря. Небольшой поселок метров 50 шириной и 500 длиной расположился прямо на берегу. Вечная пробка машин, дым шашлычных, гуляющие люди, лодочки и лодки. Погода продолжала радовать. Перекусив в убогом кафе, отправились вон на выезд. Иркутск не произвел особых впечатлений кроме информации о том, что зажиточные жители города с домами на берегу водохранилища р. Ангары ходят на Байкал прямо на плавсредствах. В остальном обычный российский город. Зато чистый и аккуратный. Красноярск, который ждал впереди, будет грязнее и противнее. Дороги хорошие, машин не сильно много. Чудес не видно. Едем дальше. Пройдя более 2000 км за 2 дня из Улан-Удэ, уже ночью приходим в Юргу снова навестить родину Вадика и немного отдохнуть. 13 августа выдвигаемся дальше. Новосибирск. Омск. Идем уже на практически на автомате. 14 августа доходим до моей Уфы. Дневка в Уфе, и надо пилить дальше. В планах Казань, Нижний, Владимир. Думали даже о Прибалтике. Дорога покажет. 16-го числа в 7:00 выехали из Уфы по М7. А 18-го к концу рабочего дня уже будем стоять в Праге на работе и выпивать вино. Понравилась Казань. Видно, что создано деньгами, но создано. Убрано, чисто, красивые виды, приятные люди. Кремль, мечеть. Погода супер. Вкусно поели. Нижний уже типичный советский город. Прекрасный кремль с выставкой военной техники времен ВОВ, памятник Чкалову, Волга. Владимир отпал из планов (там изначально хотелось посмотреть на «Централ»), Москву решили проходить ночью по МКАДу (до этого был план более широкого объезда), и я уже спал. После Москвы встали спать на заправке. От Уфы все это было за один длиннющий день. Наверное, мы уже просто хотели побыстрее доехать. Устали. Утром подошел охранник заправки нас выгнать. Нельзя, оказывается. Зачесал что-то про ситуацию на Украине. Да-да, уезжаем. Да-да, ситуация. Уже к вечеру того дня мы подошли в Брест. Денег, положенных на пути туда для оплаты белорусской дороги, хватило на приборе и на дорогу назад. Хотя просил я положить ровно на одну сторону. Как-то не сильно долго перешли границу, пошли по ночной Польше. Встали ночевать.

 

4%20(1).JPG

Русские просторы

 

4%20(2).JPG

Туман

 

4%20(3).JPG

Свечение

 

4%20(4).JPG

Казань

 

4%20(5).JPG

Нижний Новгород

 

4%20(6).JPG

Дома

 

Утром финишная прямая. Более 28000 км. 47 дней. Прага. Доехали. Всё. Три дня и три ночи я после приезда буду лежать один дома и ничего не делать. Даже на улицу выходить не буду. А потом началась обычная жизнь, которая немного поменялась после этой поездки. Вернее, мое восприятие этой жизни.

 

Галерея этапа Дорога домой

Share this post


Link to post
Share on other sites

Наконец-то. Смотреть - не пересмотреть. Начал читать, здорово.

А почему "максимальная скорость по трассе 90-100 км/ч"? У вас же не 1.2 объем? Или груз всё же очень тяжелый был?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дочитал. Да, вот это приключение. Мегареспект!

Share this post


Link to post
Share on other sites
А почему "максимальная скорость по трассе 90-100 км/ч"? У вас же не 1.2 объем? Или груз всё же очень тяжелый был?

Мотор не турбированный. И машина не пустая, да. Мы физически могли ехать и 140, но это уже вредно для техники.

 

Спасибо.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сильно!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Молодцы, очень замечательно, что у вас получилось !

Я еще в начале темы предупреждала, что на Колыме дорог нет... не верили, а теперь удостоверились :) .

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.




  • Recently Browsing

    No registered users viewing this page.