Sign in to follow this  
feed

Стихи

Recommended Posts

Предлагаю темку такую, под настроение...
Каждый кто захочет может выложить здесь вечную ценность в виде стиха, того который каким то образом вас задел...

 

.............................

 

Вот я сегодня случайно наткнулся на раннего Маяковского

 

НАТЕ!

 

Через час отсюда в чистый переулок
вытечет по человеку ваш обрюзгший жир,
а я вам открыл столько стихов шкатулок,
я - бесценных слов мот и транжир.

 

Вот вы, мужчина, у вас в усах капуста
где-то недокушанных, недоеденных щей;
вот вы, женщина, на вас белила густо,
вы смотрите устрицей из раковин вещей.

 

Все вы на бабочку поэтиного сердца
взгромоздитесь, грязные, в калошах и без калош.
Толпа озвереет, будет тереться,
ощетинит ножки стоглавая вошь.

 

А если сегодня мне, грубому гунну,
кривляться перед вами не захочется - и вот
я захохочу и радостно плюну,
плюну в лицо вам
я - бесценных слов транжир и мот.

 

1913

Share this post


Link to post
Share on other sites

Feed,
Большое тебе спасибо за такую тему и такой Человечий стих.
Вот протрезвею и обязательно что-нибудь тоже выложу.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Простые, короткие и бесконечно ценные стихи...

 

* * *
Мне мало надо!
Краюшку хлеба
И каплю молока.
Да это небо,
Да эти облака!

 

1912, 1922

 

Велимир Хлебников

Share this post


Link to post
Share on other sites

Плач по брату
В. Щукину
С кровью из клюва, тепел и липок,
шеей мотая по краю ведра,
в лодке качается гусь, будто слиток
чуть черноватого серебра.
Двое летели они вдоль Вилюя.
Первый уложен был влет, а другой,
низко летя, головою рискуя,
кружит над лодкой, кричит над тайгой:
«Сизый мой брат, появились мы в мире,
громко свою скорлупу проломя,
но по утрам тебя первым кормили
мать и отец, а могли бы — меня.
Сизый мой брат, ты был чуточку синий,
небо похожестью дерзкой дразня.
Я был темней, и любили гусыни
больше — тебя, а могли бы — меня.
Сизый мой брат, возвращаться не труся,
мы улетали с тобой за моря,
но обступали заморские гуси
первым — тебя, а могли бы — меня.
Сизый мой брат, мы и биты и гнуты,
вместе нас ливни хлестали хлестьмя,
только сходила вода почему-то
легче с тебя, а могла бы — с меня.
Сизый мой брат, истрепали мы перья.
Люди съедят нас двоих у огня
не потому ль, что стремленье быть первым
ело тебя, пожирало меня?
Сизый мой брат, мы клевались полжизни,
братства, и крыльев, и душ не ценя.
Разве нельзя было нам положиться:
мне — на тебя, а тебе — на меня?
Сизый мой брат, я прошу хоть дробины,
зависть мою запоздало кляня,
но в наказанье мне люди убили
первым — тебя, а могли бы — меня...»

 

Люблю. Читала и плакала первый раз.

Share this post


Link to post
Share on other sites

И еще вот.
Не ругайте за флуд!!!

 

Уходят матери
Р. Поспелову
Уходят наши матери от нас,
уходят потихонечку, на цыпочках,
а мы спокойно спим, едой насытившись,
не замечая этот страшный час.
Уходят матери от нас не сразу, нет —
нам это только кажется, что сразу.
Они уходят медленно и странно
шагами маленькими по ступеням лет.
Вдруг спохватившись нервно в кой-то год,
им отмечаем шумно дни рожденья,
но это запоздалое раденье
ни их, ни наши души не спасет.
Все удаляются они,
все удаляются.
К ним тянемся, очнувшись ото сна,
но руки вдруг о воздух ударяются —
в нем выросла стеклянная стена!
Мы опоздали. Пробил страшный час.
Глядим мы со слезами потаенными,
как тихими суровыми колоннами
уходят наши матери от нас...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Андрей Вознесенский "Инструкция" (1981).

 

Во время информационного взрыва,
если вы живы,—
что редко,—
накрывайтесь «Вечеркой» или районным «Призывом»
и не думайте о тарелках.

 

Во время информационного взрыва
нет пива,
нет рыбы, есть очередь за чтивом.
Мозги от черного детектива
усыхают как черносливы.

 

Контуженные информационным взрывом,
мужчины становятся игривы и вольнолюбивы,
суждены им благие порывы,
но
свершить ничего не дано,
они играют в подъездах трио,
уходят в домино
или кассетное кино.

 

Сфинкс, реши-ка наши кроссворды!
Человечество утроилось.
Информированные красотки
перешли на запоминающее устройство.

 

Музыкальные браконьеры
преодолевают звуковые барьеры.
Многие трупы
записываются в тургруппы.

 

Информационные графоманы
пишут, что диверсант Румянов,
имя скрыв,
в разных городах путем обманов
подготавливает демографический взрыв,

 

Симптомы:
тяга к ведьмам, спиритам и спиртному.

 

Выделяется колоссальная духовная энергия,
Вызывают дух отца Сергия.
Над Онегою
ведьмы в очереди зубоскалят—
почему женщин не берут на «Скайлэб»?

 

Астронавт NN к полету готов,
и готов к полету спирит Петров.

 

Как прекрасно лететь над полем
в инфракрасном плаще с подбоем!

 

Вызывает следователь МУРа
дух бухгалтера убиенного.
Тот после допроса хмуро
возвращается в огненную геенну.

 

Над трудящимися Севера
писательница, тепло встреченная,
тарахтит как пустая сеялка
разумного, доброго, вечного...

 

Умирает век—выделяется его биополе.
Умирает материя—выделяется дух.
Над людьми проступают идея и воля.
Лебединою песней летит тополиный пух.

 

Я, один из преступных прародителей
информационного взрыва,
вызвавший его на себя,
погибший от правды его и кривды,
думаю останками лба:

 

Мы сами сажали познанья яблони,
кощунственные неомичурины.
Нам хотелось правды от бога и дьявола!
Неужто мы обмишурились?

 

Взрыв виновен, и, стало быть, мы виновны,
извините издержки наших драк.
Но в прорывы бума вошел феномен—
миллионные Цветаева и Пастернак.

 

Что даст это дерево взрыва,
привитое в наши дни
к антоновскому наиву
читающей самой страны?

 

Озерной, интуитивной,
конкретной до откровенья...
Голову ампутируйте,
чтоб в душу не шла гангрена.

 

Подайте калеке духовной войны!
Сломанные судьбы—издержки игр.
Мы с тобой погибли от информационной войны.
Информационный взрыв—бумажный тигр.

 

...Как тихо после взрыва! Как вам здорово!
Какая без меня вам будет тишина...
Но свободно залетевшее иррациональное зернышко
взойдет в душе озерного пацана.

 

И все будет оправдано этими очами —
наших дней запутавшийся клубок.
Вначале было Слово. Он все начнет сначала.
Согласно информации, слово — Бог.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Тело

 

Как динозавренно мое большое тело,
где жилистые чернеют волоски.
Внутри него болтаясь неумело,
немею костяной рукой тоски.

 

иногда моя "душа" уходит в пятки,
мне кажется, я самости лишен.
моя "душа" со мной играет в прятки.
Стою в углу, слеп, честен и смешен.

 

Стою в углу, где дует в щели смерти,
где мне до ста назначено считать.
мой бог смешной приказывал:"не верьте!"
И я тогда не смел ему внимать.

 

Я всех святынь своих лишился сразу.
И в ад попав, смотрю в дверной глазок,
и вижу надпись "Я УШЕЛ НА БАЗУ.
И НЕ ВЕРНУСЪ." И подпись:"Ваш не Бог."

 

никто так быть не может беспощаден.
А если может, то не может быть.
но может бить. И от того из ссадин,
из ран я ТЕК, чтоб ТАК его любить.

 

Так НАДО как ДАНО. ДАНО как НАДО.
И хорошо, что некого винить,
и после смерти не бояться ада
мне, обреченному родиться в нем и жить.

 

Внутри себя я ощущаю мебель,
хромающий двуногий табурет.
И если есть не Бог на базе неба,
то, слава богу, что на небе Бога нет.

 

КАК насеком я, как доисторичен.
Как погремушки кости на соплях.
Как тень пиджак отбросил на земь личность.
И притворилась галстуком петля.

 


Алина Витухновская
(с)1993

Share this post


Link to post
Share on other sites

Борис Пастернак

 

От тебя все мысли отвлеку
Не в гостях, не за вином, так на небе.
У хозяев, рядом, по звонку
Отопрут кому-нибудь когда-нибудь.

 

Вырвусь к ним, к бряцанью декабря,
Только дверь - и вот я! Коридор один.
"Вы откуда? Что там говорят?
Что слыхать? Какие сплетни в тороде?

 

Ошибается ль еще тоска?
Шепчет ли потом: "Казалось - вылитая."
Приготовясь футов с сорока
Разлететься восклицаньем: "Вы ли это?"

 

Пощадят ли площади меня?
Ах, когда б вы знали, как тоскуется,
Когда вас раз сто в теченье дня
На ходу на сходствах ловит улица!"

 


1920

 

А вообще - весь Есенин, вся Цветаева, стихи Юрия Живаго, Бродский, Вознесенский, Бунин, Блок... Эх, да разве можно рассказать обо всех стихах?... Не удержусь и приведу еще одно, последнее B)

 

Иван Бунин

 

И цветы, и шмели, и трава, и колосья,
И лазурь, и полуденный зной...
Срок настанет - Господь сына блудного спросит:
"Был ли счастлив ты в жизни земной?"

 

И забуду я все - вспомню только вот эти
Полевые пути меж колосьев и трав -
И от сладостных слез не успею ответить,
К милосердным коленам припав.

 

1918

Share this post


Link to post
Share on other sites

Когда человек умирает,
Изменяются его портреты.
По-другому глаза глядят, и губы
Улыбаются другой улыбкой.
Я заметила это, вернувшись
С похорон одного поэта.
И с тех пор проверяла часто,
И моя догадка подтвердилась.

 

Анна Ахматова, 1940

Share this post


Link to post
Share on other sites

Роберт Рождественский

 

Тихо летят паутинные нити.
Солнце горит на оконном стекле.
Что-то я делал не так;
извините:
жил я впервые на этой земле.
Я ее только теперь ощущаю.
К ней припадаю.
И ею клянусь...
И по-другому прожить обещаю.
Если вернусь...

 

Но ведь я не вернусь.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Кажется, мрачное настроение заразительно. <_<
А я только сейчас обратил внимание на то, что allyouneed до сих пор не протрезвел - с 23-го апреля. :!: Пора вручить ему орден Клуба Алкоголиков. :beer:

Share this post


Link to post
Share on other sites

«У русской интеллигенции есть один особый признак, который, вероятно, чужд Западу. (…) Однажды Осип Мандельштам спросил меня, вернее, себя, что же делает человека интеллигентом. Само слово это он не употребил – оно в те годы подверглось переосмыслению и надругательству, а потом перешло к чиновным слоям так называемых свободных профессий. Но смысл был именно тот. «Университет? – спрашивал он. – Нет… Гимназия?.. Нет… Тогда что же? Может, отношение к литературе?.. Пожалуй, но не совсем…» И тогда, как решающий признак, он выдвинул о т н о ш е н и е ч е л о в е к а к п о э з и и. У нас поэзия играет особую роль. Она будит людей и формирует их сознание. Зарождение интеллигенции сопровождается сейчас небывалой тягой к стихам. Это золотой фонд наших ценностей. Стихи побуждают к жизни и будят совесть и мысль. Почему так происходит, я не знаю, но это факт».
(с) Н. Я. Мандельштам «Воспоминания»

Share this post


Link to post
Share on other sites

QUOTE (Gulchataj @ Jul 22 2004, 00:40)что же делает человека интеллигентом.
Возможно, умение правильно писать фамилию Мандельштам. :) Далеко не всем удаётся.
Я вернулся в мой город, знакомый до слез,
До прожилок, до детских припухлых желез.
Ты вернулся сюда, так глотай же скорей
Рыбий жир ленинградских речных фонарей,
Узнавай же скорее декабрьский денек,
Где к зловещему дегтю подмешан желток.
Петербург! я еще не хочу умирать:
У тебя телефонов моих номера.
Петербург! У меня еще есть адреса,
По которым найду мертвецов голоса.
Я на лестнице черной живу, и в висок
Ударяет мне вырванный с мясом звонок,
И всю ночь напролет жду гостей дорогих,
Шевеля кандалами цепочек дверных.

"Ленинград" (1930)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Навеял ты, Матик, следующие строчки: B)

 

Геннадий Шпаликов

 

По несчастью или к счастью,
Истина проста:
Никогда не возвращайся
В прежние места.

 

Даже если пепелище
Выглядит вполне,
Не найти того, что ищем,
Ни тебе, ни мне.

 

Путешествие в обратно
Я бы запретил,
Я прошу тебя, как брата,
Душу не мути.

 

А не то рвану по следу -
Кто меня вернет? -
И на валенках уеду
В сорок пятый год.

 

В сорок пятом угадаю,
Там, где - боже мой! -
Будет мама молодая
И отец живой.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Хм. А в песне Пугачевой "Ленинград" не было слова "мертвецов" - просто "по которым найду голоса". Интересно.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now

Sign in to follow this